Главная · Счетчики · Поставки ссср по ленд лизу. Все что надо знать про Ленд-лиз и оплату золотом — История

Поставки ссср по ленд лизу. Все что надо знать про Ленд-лиз и оплату золотом — История

Правда о ленд-лизе: только факты

«Мало кто знает, что военные поставки по ленд-лизу (lend — lease), внаём вовсе не были бесплатны - Россия как правопреемница СССР заплатила последние долги по ним аж в 2006-м году», - пишет историк и публицист Евгений Спицын.


В вопросе ленд-лиза (с английского lend — давать взаймы и lease — сдавать в аренду, внаём — ред.) для СССР существует много тонкостей, в которых неплохо было бы разобраться — на основе исторических документов.

Часть I

Не совсем безвозмездно

Закон о ленд-лизе или «Закон по обеспечению защиты Соединенных Штатов», который был принят Конгрессом США еще 11 марта 1941 года, давал президенту США «право передавать взаймы или в аренду другим государствам различные товары и материалы, необходимые для ведения военных действий», если эти действия, по определению президента, являлись жизненно важными для обороны США. Под различными товарами и материалами понимались оружие, военная техника, боеприпасы, стратегическое сырье, амуниция, продовольствие, товары гражданского назначения для армии и тыла, а также любая информация, имеющая важное военное значение.

Сама схема ленд-лиза предусматривала выполнение страной-получателем ряда условий: 1) уничтоженные, утраченные или потерянные во время боевых действий материалы не подлежали оплате, а уцелевшее и пригодное для гражданских целей имущество следовало оплатить полностью или частично в порядке погашения долгосрочного кредита, выданного самими США; 2) сохранившиеся военные материалы могли оставаться у страны-получателя до тех пор, пока США не затребуют их назад; 3) в свою очередь, арендатор обязывался помогать Соединенным Штатам всеми имевшимися у него ресурсами и информацией.





Между прочим, и об этом тоже мало кто знает, закон о ленд-лизе обязывал страны, претендовавшие на американскую помощь, представлять США исчерпывающий финансовый отчет. Неслучайно министр финансов США Генри Моргентау-младший во время слушаний в сенатском комитете назвал это положение уникальным во всей мировой практике: «Впервые в истории одно государство, одно правительство предоставляет другому данные о своем финансовом положении».

С помощью ленд-лиза администрация президента Ф.Д.Рузвельта собиралась решить ряд неотложных задач, как внешнеполитических, так и внутренних. Во-первых, такая схема позволяла создать новые рабочие места в самих США, которые еще не до конца вышли из тяжелейшего экономического кризиса 1929-1933 годов. Во-вторых, ленд-лиз позволял американскому правительству оказывать определенное влияние на страну-получателя ленд-лизовской помощи. Наконец, в-третьих, посылая своим союзникам только оружие, материалы и сырье, но не живую силу, президент Ф.Д.Рузвельт выполнял свое предвыборное обещание: «Наши парни никогда не будут участвовать в чужих войнах».




Первоначальный срок поставок по ленд-лизу был установлен до 30 июня 1943 года, с дальнейшей ежегодной пролонгацией по мере необходимости. А первым администратором этого проекта Рузвельт назначил бывшего министра торговли, своего помощника Гарри Гопкинса.

И не только для СССР

Вопреки еще одному распространенному заблуждению, система ленд-лиза создавалась отнюдь не под СССР. Первыми военную помощь на основе особых арендных отношений (аналога оперативного лизинга) в конце мая 1940 года попросили англичане, поскольку фактический разгром Франции оставил Великобританию без военных союзников на европейском континенте.

Сами англичане, запросившие первоначально 40-50 «старых» эсминцев, предложили три схемы расчетов: безвозмездный дар, оплата наличными и лизинг. Однако премьер У.Черчилль был реалистом и прекрасно понимал, что ни первое, ни второе предложения энтузиазма у американцев не вызовут, поскольку воюющая Англия была фактически на грани банкротства. Поэтому президент Рузвельт быстро принял третий вариант, и в конце лета 1940 года сделка состоялась.



Затем в недрах американского Министерства финансов родилась идея распространить опыт одной частной сделки на всю сферу всех межгосударственных отношений. Подключив к разработке законопроекта о ленд-лизе Военное и Военно-морское министерства, администрация президента США 10 января 1941 года внесла его на рассмотрение обеих палат Конгресса, который и был утвержден им 11 марта. Между тем, в сентябре 1941 года Конгресс США после долгих дебатов одобрил так называемую «Программу победы», суть которой, по словам самих американских военных историков (Р.Лейтон, Р.Коакли), заключалась в том, что «вкладом Америки в войну будет оружие, а не армии».

Сразу после подписания этой программы президентом Рузвельтом его советник и спецпредставитель Аверелл Гарриман вылетел в Лондон, а оттуда — в Москву, где 1 октября 1941 года нарком иностранных дел СССР В.М.Молотов, британский министр запасов и снабжения лорд У.Э.Бивербрук и президентский спецпредставитель А.Гарриман подписали Первый (Московский) протокол, который положил начало распространению программы ленд-лиза на Советский Союз.



Затем, 11 июня 1942 года, в Вашингтоне было подписано «Соглашение между правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии», которое окончательно отрегулировало все принципиальные вопросы военно-технического и экономического сотрудничества двух главных участников «антигитлеровской коалиции». В целом, в соответствии с подписанными протоколами, все ленд-лизовские поставки в СССР традиционно делят на несколько этапов:

Пред ленд-лиз — с 22 июня 1941 по 30 сентября 1941 года (до подписания протокола); Первый протокол — с 1 октября 1941 по 30 июня 1942 (подписан 1 октября 1941); Второй протокол — с 1 июля 1942 по 30 июня 1943 (подписан 6 октября 1942); Третий протокол — с 1 июля 1943 по 30 июня 1944 (подписан 19 октября 1943); Четвертый протокол — с 1 июля 1944 по 20 сентября 1945 (подписан 17 апреля 1944).




2 сентября 1945 года подписанием акта капитуляции милитаристской Японии Вторая мировая война была завершена, а уже 20 сентября 1945 года все поставки по ленд-лизу в СССР — прекращены.

Что, куда и сколько

Правительство США никогда не публиковало подробных отчетов того, что и сколько было отправлено по программе ленд-лиза в СССР. Но по уточненным данным доктора исторических наук Л.В.Поздеевой («Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны 1941-1945 гг., М., «Наука», 1969; «Лондон — Москва: Британское общественное мнение и СССР. 1939-1945», М., Институт всеобщей истории РАН, 1999), которые были извлечены ей из закрытых американских архивных источников, датированных 1952 годом, поставки по ленд-лизу в СССР осуществлялись по пяти маршрутам:

Дальний Восток — 8 244 000 тонн (47,1%); Персидский залив — 4 160 000 тонн (23,8%); Северная Россия — 3 964 000 тонн (22,7%); Советский Север — 681 000 тонн (3,9%); Советская Арктика — 452 000 тонн (2,5%).

Его соотечественник, американский историк Дж.Херринг столь же откровенно писал, что «ленд-лиз не был самым бескорыстным актом в истории человечества… Это был акт расчетливого эгоизма, и американцы всегда ясно представляли себе выгоды, которые они могут из него извлечь».



И это было действительно так, поскольку ленд-лиз оказался неиссякаемым источником обогащения многих американских корпораций. Ведь, по сути, единственной страной антигитлеровской коалиции, получившей весомый экономический выигрыш от войны, были именно США. Недаром в самих Соединенных Штатах Вторую мировую войну порой называют «хорошей войной», что, например, видно из названия работы известного американский историка С.Теркели «The Good War: An Oral History of World War II» («Хорошая война: устная история Второй мировой войны» (1984)). В ней он откровенно, с цинизмом отмечал: «Почти весь мир во время этой войны испытал страшные потрясения, ужасы и был почти уничтожен. Мы же вышли из войны, имея в наличии невероятную технику, орудия труда, рабочую силу и деньги. Для большинства американцев война оказалась забавой… Я не говорю о тех несчастных, которые потеряли своих сыновей и дочерей. Однако для всех остальных это было чертовски хорошее время».

Практически все исследователи этой темы в один голос говорят о том, что программа ленд-лиза заметно оживила экономическую конъюнктуру в США, в платежном балансе которых операции по ленд-лизу стали на время войны одной из ведущих статей. Для выполнения поставок по ленд-лизу администрация президента Рузвельта стала широко использовать так называемые контракты с «фиксированной рентабельностью» (cost-plus contracts), когда частные подрядчики могли сами устанавливать определенный уровень доходов по отношению к издержкам.


В случаях, когда требовались значительные объемы специализированной техники, в роли арендодателя выступало правительство США, покупавшее все необходимое оборудование для последующей передачи его в лизинг.

Только цифры

Конечно же, поставки по ленд-лизу приблизили победу над врагом. Но вот некоторые реальные цифры, которые говорят сами за себя.

Например, в годы войны стрелкового оружия всех основных типов на предприятиях Советского Союза было произведено более 29,1 млн. единиц, в то время как с американских, британских и канадских заводов на вооружение в РККА поступило всего лишь около 152 тыс. единиц стрелкового оружия, то есть 0,5%. Аналогичная картина наблюдалась и по всем типам артиллерийских систем всех калибров — 647,6 тыс. советских орудий и минометов против 9,4 тыс. заграничных, что составляло менее 1,5% от их общего числа .


По другим видам вооружений картина была несколько иная, но тоже не столь «оптимистическая»: по танкам и самоходным орудиям соотношение отечественных и союзнических машин составляло, соответственно, 132,8 тыс. и 11,9 тыс. (8,96%), и по боевым самолетам — 140,5 тыс. и 18,3 тыс. (13%).




И еще: из почти 46 млрд. долларов, в которые обошлась вся ленд-лизовская помощь, для Красной Армии, разгромившей львиную долю дивизий Германии и ее военных сателлитов, США выделили всего 9,1 млрд. долларов, то есть чуть больше одной пятой средств.

В то же время Британская империя получила более 30,2 млрд., Франция — 1,4 млрд., Китай — 630 млн. и даже страны Латинской Америки (!) получили 420 млн. долларов. А всего поставки по программе ленд-лиза получили 42 страны.

Надо сказать, что в последнее время общие поставки по ленд-лизу стали оценивать несколько иначе, но сути общей картины это не меняет. Вот какие существуют уточненные данные: из 50 млрд. долларов почти 31,5 млрд. было потрачены на поставки в Великобританию, 11,3 млрд. — в СССР, 3,2 млрд. — во Францию и 1,6 млрд. — в Китай.

Но, может быть, при общей незначительности объема заокеанской помощи она сыграла решающую роль именно в 1941 г., когда немцы стояли у ворот Москвы и Ленинграда, и когда до победного марша по Красной площади оставалось всего каких-то 25-40 км?

Давайте посмотрим статистику поставки вооружений за этот год. С начала войны до конца 1941 г. Красная Армия получила 1,76 млн. винтовок, автоматов и пулеметов, 53,7 тыс. орудий и минометов, 5,4 тыс. танков и 8,2 тыс. боевых самолетов. Из них наши союзники по антигитлеровской коалиции поставили всего 82 артиллерийских орудия (0,15%), 648 танков (12,14%) и 915 самолетов (10,26%). Причем изрядная часть присланной военной техники, в частности 115 из 466 танков английского производства, в первый год войны до фронта так и не добралась.




Если перевести эти поставки вооружений и военной техники в денежный эквивалент, то, по данным известного историка, доктора наук М.И.Фролова («Тщетные потуги: против принижения роли СССР в разгроме фашистской Германии», Лениздат, 1986; «Великая Отечественная война 1941-1945 гг. в немецкой историографии», С-П., изд-во ЛТА, 1994), которые многие годы успешно и достойно полемизирует с немецкими историками (В.Швабедиссен, К.Уэбе), «до конца 1941 года — в самый тяжелый для Советского государства период — в СССР по ленд-лизу из США были направлены материалы на сумму 545 тыс. долларов при общей стоимости американских поставок странам антигитлеровской коалиции 741 млн. долларов. То есть менее 0,1% американской помощи получил Советский Союз в этот сложный период.

К тому же первые поставки по ленд-лизу зимой 1941-1942 года достигли СССР очень поздно, а в эти критические месяцы русские, и одни только русские, оказывали реальное сопротивление германскому агрессору на своей собственной земле и своими собственными средствами, не получая какой-либо заметной помощи со стороны западных демократий. К концу же 1942 года согласованные программы поставок в СССР были выполнены американцами и англичанами на 55%. В 1941-1942 годах в СССР поступило всего 7% отправленных за годы войны из США грузов. Основное количество вооружения и других материалов было получено Советским Союзом в 1944-1945 годах, после коренного перелома в ходе войны».

Часть II

Теперь посмотрим, что же представляли собой боевые машины союзных стран, которые первоначально шли по программе ленд-лиза.

Из 711 истребителей, прибывших из Англии в СССР до конца 1941 года, 700 составляли безнадежно устаревшие машины типа «Киттихок», «Томагавк» и «Харрикейн», которые существенно уступая немецкому «Мессершмиту» и советскому «Яку» по скорости и маневренности и не имели даже пушечного вооружения. Даже если советскому летчику и удавалось поймать вражеского аса в пулеметный прицел, то их пулеметы винтовочного калибра зачастую оказывались совершенно бессильными против довольно крепкой брони немецких самолетов. Что касается новейших истребителей «Аэрокобра», то в 1941 году их было поставлено всего 11 штук. Причем первая «Аэрокобра» прибыла в Советский Союз в разобранном виде, без какой-либо документации и с полностью отработанным моторесурсом.




Это, кстати, относится и к двум эскадрильям истребителей «Харрикейн», вооруженных 40-мм танковыми пушками для борьбы с бронетехникой противника. Штурмовики из этих истребителей получились совсем никчемные, и они всю войну простояли в СССР без дела, поскольку желающих лететь на них в Красной Армии просто не нашлось.

Аналогичная картина наблюдалась и с хвалеными английскими бронемашинами — легким танком «Валлентайн», который советские танкисты окрестили «Валентина», и средним танком «Матильда», которую те же танкисты обозвали еще хлестче — «Прощай, Родина», Тонкая броня, пожароопасные карбюраторные двигатели и допотопная трансмиссия делали их легкой добычей немецких артиллеристов и гранатометчиков.

По авторитетному свидетельству личного помощника В.М.Молотова В.М.Бережкова, который в качестве переводчика И.В.Сталина участвовал во всех переговорах советского руководства с англо-американскими визитерами, Сталин нередко возмущался тем, что, например, англичане поставляли по ленд-лизу устаревшие самолеты типа «Харрикейн» и уклонялись от поставок новейших истребителей «Спитфайр». Более того, в сентябре 1942 года в беседе с лидером республиканской партии США У.Уилки, в присутствии американского и английского послов и У.Стэндли и А.Кларка Керра, верховный главнокомандующий прямо поставил перед ним вопрос: почему английское и американское правительства снабжают Советский Союз некачественными материалами?


И пояснил, что речь идет, прежде всего, о поставках американских самолетов П-40 вместо куда более современных «Аэрокобр», и что англичане поставляют никуда не годные самолеты «Харрикейн», которые значительно хуже германских. Был случай, добавил Сталин, когда американцы собрались поставить Советскому Союзу 150 «Аэрокобр», но англичане вмешались и оставили их себе. «Советские люди… отлично знают, что и американцы, и англичане имеют самолеты, равные или даже лучшие по качеству, чем немецкие машины, но по непонятным причинам некоторые из этих самолетов не поставляются в Советский Союз».




Американский посол адмирал Стэндли не имел сведений на этот счет, а английский посол Арчибальд Кларк Керр признал, что он в курсе дела с «Аэрокобрами», но стал оправдывать их отправку в другое место тем, что эти 150 машин в руках англичан принесут «гораздо больше пользы общему делу союзников, чем, если бы они попали в Советский Союз».

Обещанного три года ждут?

США обещали прислать в 1941 году 600 танков и 750 самолетов, а послали первых всего 182 и 204, соответственно.

Та же история повторилась и в 1942 году: если советская промышленность выпустила в этот год более 5,9 млн. единиц стрелкового оружия, 287 тыс. орудий и минометов, 24,5 тыс. танков и самоходных орудий и 21,7 тыс. самолетов, то по ленд-лизу за январь-октябрь 1942 года было поставлено всего 61 тыс. единиц стрелкового оружия, 532 орудий и минометов, 2703 танков и самоходок и 1695 самолетов.

Причем с ноября 1942 года, т.е. в самый разгар битвы за Кавказ и Сталинград и проведения операции «Марс» на Ржевском выступе, поставки вооружений практически полностью прекратились. По информации историков (М.Н.Супрун «Ленд-лиз и северные конвои, 1941-1945 гг.», М., изд-во «Андреевский флаг», 1997), эти перебои начались уже летом 1942 года, когда немецкая авиация и подлодки разгромили печально знаменитый Караван PQ-17, брошенный (по приказу Адмиралтейства) британскими конвойными судами. Результат оказался катастрофическим: до советских портов дошло всего 11 из 35 судов, что и было использовано в качестве предлога для приостановки отправки следующего конвоя, который отплыл от британских берегов только в сентябре 1942 года.




Новый Караван PQ-18 потерял по дороге 10 транспортов из 37, и очередной конвой был отправлен только в середине декабря 1942 года. Таким образом, за 3,5 месяца, когда на Волге шла решающая битва всей Второй мировой войны, в Мурманск и Архангельск пришло поодиночке менее 40 судов с ленд-лизовскими грузами. В связи с этим обстоятельством у многих возникло законное подозрение, что в Лондоне и Вашингтоне все это время просто выжидали, в чью пользу завершится сражением под Сталинградом.


Между тем, с марта 1942 года, т.е. всего через полгода после эвакуации из европейской части СССР более 10 тыс. промышленных предприятий, начался рост военного производства, которое уже к концу этого года превысило довоенные показатели в пять раз (!). Причем надо отметить, что 86% всей рабочей силы составляли старики, женщины и дети. Именно они в 1942-1945 годах дали советской армии 102,5 тыс. танков и самоходок, более 125,6 тыс. самолетов, более 780 тыс. артиллерийских орудий и минометов и т.д.


Не только оружие. И не только союзникам…

Шли по ленд-лизу и поставки, не относящиеся к основным видам вооружений. И тут цифры получаются и впрямь солидные. В частности, мы получили 2586 тыс. тонн авиационного бензина, что составляло 37% от произведенного в СССР в годы войны, и почти 410 тыс. автомобилей, т.е. 45% всего автотранспорта РККА (без учета трофейных автомобилей). Немалую роль сыграли и поставки продовольствия, хотя за первый год войны они были крайне незначительны, а всего США поставили примерно 15% мясных и прочих консервов.

А еще были станки, рельсы, паровозы, вагоны, радиолокаторы и другое полезное имущество, без которых много не навоюешь.




Безусловно, ознакомившись с этим внушительным списком ленд-лизовских поставок, можно бы искренне восхититься американскими партнерами по антигитлеровской коалиции», если не один нюанс: одновременно американские промышленные корпорации осуществляла поставки и в нацистскую Германию…

Например, нефтяная корпорация «Стандарт Ойл», принадлежавшая Джону Рокфеллеру-младшему, только по линии немецкого концерна «И.Г.Фарбениндустри» продала Берлину бензина и смазочных материалов на 20 млн. долларов. А венесуэльский филиал этой же компании ежемесячно отправлял в Германию 13 тыс. тонн сырой нефти, которую мощная химическая промышленность Третьего Рейха тут же перерабатывала в первоклассный бензин. Причем, драгоценным топливом дело не ограничивалось, и немцам из-за океана шел вольфрам, синтетический каучук и масса разных комплектующих для автомобильной промышленности, которыми германского фюрера снабжал его старинный друг Генри Форд-старший. В частности, хорошо известно, что на снабжение германского вермахту шло 30% всех автопокрышек, изготовленных на его заводах.

Что касается общего объема фордовско-рокфеллеровских поставок нацистской Германии, то полных сведений на этот счет нет до сих пор, поскольку это строжайшая коммерческая тайна, но даже то малое, что стало достоянием общественности и историков, позволяет понять, что торговля с Берлином в годы отнюдь не затихала.


Ленд-лиз — не благотворительность

Существует версия, что со стороны США ленд-лизовская помощь носила чуть ли не благотворительный характер. Однако при ближайшем рассмотрении и эта версия не выдерживает критики. Прежде всего, потому, что уже в ходе войны в рамках так называемого «обратного ленд-лиза» Вашингтон получил необходимого сырья общей стоимостью почти в 20% от переданных материалов и вооружений. В частности, из СССР были отправлены 32 тыс. тонн марганцевой и 300 тыс. тонн хромовой руды, значение которых в военной промышленности было крайне велико. Достаточно сказать, что когда в ходе Никопольско-Криворожской наступательной операции войск 3-го и 4-го Украинских фронтов в феврале 1944 года германская промышленность лишились никопольского марганца, то 150-мм лобовая броня немецких «королевских тигров» стала держать удар советских артиллерийских снарядов куда хуже, чем аналогичный 100-мм броневой лист, который стоял раньше на обычных «тиграх».




Кроме того, за союзные поставки СССР расплачивался золотом. Так, только на одном британском крейсере «Эдинбург», который был потоплен немецкими подлодками в мае 1942 года, находилось 5,5 тонн драгоценного металла.

Значительную часть оружия и боевой техники, как и полагалось по договору ленд-лиза, Советский Союз по окончании войны вернул обратно. Получив взамен счет на круглую сумму в 1300 млн. долларов. На фоне списания ленд-лизовских долгов иным державам это выглядело откровенным грабежом, поэтому И.В.Сталин потребовал пересчитать «союзнический долг».


Впоследствии американцы были вынуждены признать, что ошиблись, но накрутили на итоговую сумму проценты, и окончательная сумма, с учетом этих процентов, признанная СССР и США по Вашингтонскому соглашению в 1972 году, составила 722 млн. зеленых. Из них 48 млн. были выплачены США при Л.И.Брежневе, тремя равными платежами в 1973 году, после чего выплаты были прекращены в связи с вводом американской стороной дискриминационных мер в торговле с СССР (в частности, пресловутой «Поправки Джексона-Вэника» — авт.).

Лишь в июне 1990 года, в ходе новых переговоров президентов Дж.Буша-старшего и М.С.Горбачева, стороны вернулись к обсуждению ленд-лизовского долга, в ходе которых были установлены новый срок окончательного погашения задолженности — 2030 год, и оставшаяся сумма долга — 674 млн. долларов.



После распада СССР его технически долги были разделены на долги правительствам (Парижский клуб) и долги частным банкам (Лондонский клуб). Долг за ленд-лиз был долговым обязательством перед правительством США, то есть частью долга Парижскому клубу, который Россия полностью погасила в августе 2006 года.

По собственным оценкам

Президент США Ф.Д.Рузвельт прямо говорил, что «помощь русским — это удачно потраченные деньги», а его преемник в Белом доме Г.Трумэн еще в июне 1941 года на страницах «Нью-Йорк Таймс» заявил: «Если мы увидим, что Германиия побеждает, мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они, таким образом, убивают друг друга как можно больше»…

Первую официальную оценку роли ленд-лиза в общей

Тема ленд-лизовских поставок во времена Второй мировой войны наиболее обсуждаема и спорна. Оценки помощи западных партнёров крайне полярны. Одни считают, что это была экономическая диверсия, другие же утверждают, что без помощи запада победа Советского Союза в войне была бы невозможна.

Война – экономическое соперничество

Полярности оценок способствует искажение одних фактов и умолчание других. Объективная оценка событий показывает, что победа Германии была проблематична. Ещё в тридцатые годы германским руководством были приняты решения, ставшие толчком к войне. Они затрагивали как политику, так и экономику. Полная мобилизация всех ресурсов приводит к войне экономик, в которой слабый всегда в проигрыше.

Англичанки готовят «Матильда» в СССР по ленд-лизу:

СССР с этой точки зрения тоже был не в самом лучшем положении. Первая мировая и Гражданская войны ослабили страну, оставив после себя множество экономических проблем, голод, нищету. В пограничных районах тлели конфликты, наполняя атмосферу мира предчувствием грядущей большой войны. Почти все большие европейские державы, а также Япония и Китай либо участвовали в военных операциях против Советской России, либо рассматривались ею в качестве возможных агрессоров.

Страна жила в условиях «осаждённого лагеря», но для того времени это было естественно. Такое положение нужно было изменять. Назрела жёсткая необходимость строительства новых заводов с высокотехнологичным производством. Но любое строительство требовало экономических издержек в других областях.


Основные пути поставки ленд-лиза

СССР существовал в таком сложном состоянии весь межвоенный период, и в войну Отечественную ему пришлось вступать в нём же. Но вдобавок ко всем трудностям пришлось спешно эвакуировать промышленность вглубь страны. Экономику пришлось перестраивать на ходу, а заводы монтировались с колёс и начинали функционировать под открытым небом.

Фронт требовал постоянного пополнения техникой и снаряжением. Оружия, боеприпасов катастрофически не хватало, и необходимость в помощи внешней была чрезвычайно актуальна. Именно таким подспорьем и стал ленд-лиз.

Трудности поставок ленд-лиз

Основная проблема доставок грузов состояла в географическом положении нашей страны. Ни одна страна-поставщик не имела с нею сухопутных границ. Но и этого мало. Все маршруты поставок легкодоступными назвать было нельзя, поэтому переправлять по ним грузы, которые исчислялись миллионами тонн, стало задачей сверхсложной.


Колонна американских грузовиков, осуществляющих перевозки по ленд-лизу на дороге в Иране

Всего было разработано три главных маршрута поставок – арктический, тихоокеанский и персидский. У каждого имелись конкретные преимущества и недостатки.

Достоинством арктического пути стала доставка грузов непосредственно в крупные порты севера СССР. Однако немцы постоянно и довольно удачно атаковали конвои, отчего потери грузов составили до 15%. Вместе с грузами гибли люди, а также повреждались и тонули транспортные средства.

Доставка грузов персидским маршрутом потребовала постройки автодороги, которую необходимо было соорудить практически с нуля и провести через всю страну. Помимо дороги с необходимой инфраструктурой были отстроены четыре больших автозавода. На них местными рабочими собирались грузовые автомобили и потом своим ходом перегонялись до пункта назначения.

Самым эффективным стал путь через Тихий океан. Это можно увидеть, изучив статистику поставок. Между СССР и Японией до 1945 года не было военных действий, поэтому корабли под американскими флагами без проблем выходили из портов США. Во Владивосток они прибывали уже под флагом советским, имея экипаж также советский.


Танки М3с «Генерал Ли» на переднем крае обороны советской 6-й гвардейской армии. Июль 1943 г.

Возможность гибели таких судов была крайне мала. Но случайные торпеды с японских или американских подводных лодок иногда наносили ущерб. За всё время погибли 23 судна, и лишь 9 из них унесли суровые погодные условия. Транспортные корабли обычно передавались вместе с грузами, являясь частью ленд-лиза. За время использования тихоокеанского маршрута их было получено 128 единиц.

Также имелись два маршрута, не являющихся основными: арктический тихоокеанский и черноморский. Последний проходил через Босфор и Дарданеллы. Он функционировал с мая до 20 сентября 1945 года, когда боевые действия в Европе уже закончились.

Помимо сухопутных и водных маршрутов существовал и путь воздушный. По трассе Уэлькаль-Красноярск перегонялись тысячи самолётов. Истребители, транспортники, бомбардировщики в сложнейших погодных и климатических условиях своим ходом добирались до места назначения.

Трудности выбора

Зачастую в дискуссиях о ленд-лизовских поставках сравнивают эффективность поставленного оборудования с советскими аналогами. Сравнению в основном подвергаются более доступные для понимания товары, к которым относятся боевая техника и оружие. Но иногда в спорах упускаются некоторые существенные аспекты. Главным можно считать то, что отбирались нужные товары и оборудование представителями Советского Союза, которые были крайне заинтересованы в их качестве. Также немаловажно, что вся документация о проведении испытаний поставляемой техники открыта для доступа в сети. Можно легко найти первичные документы, отчёты комиссий и лиц, ответственных за испытания.


Истребители «Спитфайр». Подготовка по ленд-лизу, для передачи в СССР.

Примером может служить отчёт об испытаниях 37-мм пушки производства США. Она, на фоне советских и британских аналогов, выглядит более привлекательно. Снаряды её, имея похожий калибр, за счёт повышенной прочности поражали немецкие танки с большей эффективностью. Фактические характеристики, полученные из отчёта, не позволяют назвать это орудие ненужным и устаревшим.

Но существовали такие виды техники, которые в нашей стране не производились. Об этом почему-то умалчивают. Но невозможно удачно проводить масштабные боевые операции без тяжёлых грузовиков, пехотной бронетехники или эвакуаторов для перевозки танков. Не одними танками и самолётами выигрываются сражения. Хотя, не имея грузовиков, воевать всё-таки можно, а вот нехватка танков победы не принесёт.

Поэтому ценность поставок по ленд-лизу определяется не их стоимостью и долей в совокупном производстве СССР, а своей абсолютной значимостью. Рассматривая какой-либо вид поставленной техники, нужно решить, смогли бы в воюющей стране за столь короткое время произвести его в нужном количестве? И чем бы пришлось пожертвовать ради этого?


1943 год. «Шерман» Украинского фронта на марше.

С продукцией чисто гражданской дело обстоит так же. Во время тотальной войны практически не остаётся гражданских заводов. Предприятия, выпускающие паровозы или вагоны, непременно перейдут на изготовление танков и орудий. Но и паровозы, и вагоны не перестанут ломаться и выходить из строя от вражеских бомбёжек. За все военные годы в СССР было выпущено несколько сотен единиц подвижного состава. По ленд-лизу же поставлено было около двух тысяч локомотивов и несколько тысяч платформ. Если сравнить это со всем парком техники, получится не очень много, но в сравнении с выпуском в стране именно техники железнодорожной – объём очень большой.

Есть мнения, что некоторая поставляемая техника в странах, её изготовлявших, популярностью не пользовалась. Так, истребители «Аэрокобра» направлялись в основном в СССР, потому что в США они себя не проявили с хорошей стороны.

Но при этом забывается, что одна и та же техника может решать абсолютно разные задачи на различных фронтах. Истребители в Европе занимаются прикрытием или перехватом тяжёлых бомбардировщиков. Вылеты в районе Тихого океана подразумевают дальние, многочасовые перелёты. А фронт восточный – это перехваты штурмовиков на малых высотах или прикрытие своих самолётов в районах линии фронта.


БТР М-17 с пулеметами 4х12.7

В боях на малых высотах лётчику не требуется кислородного оборудования. Сами машины в обслуживании становятся проще, а лучшие качества их сохраняются. Но для этого необходимо проводить все регламентные работы, предписанные по техническим нормативам. А это уже забота тех, кто технику обслуживает.

Доля иностранных истребителей и бомбардировщиков от числа всех самолётов военного времени в СССР составила 20%. По поставкам ленд-лиза была получена четвёртая часть от всех зенитных орудий (включая большие калибры) и все бронетранспортёры, которых в советской стране не производилось.

Грузовых автомобилей было поставлено порядка полумиллиона, что с лихвой перекрывает нехватку транспорта, необходимого для всей РККА на период мирного 1941 года. Такие объёмы поставок позволили советским автозаводам перейти на производство военной техники без особых потерь.

Вспомогательное оборудование

Для любого государства содержание наукоёмких и высокотехнологичных производств в военное время относится к непозволительной роскоши. Поэтому в страну завозились в гигантских количествах радиостанции, телетайпы, а также тысячи и тысячи километров телефонного кабеля.

Конечно, такие товары не имеют наглядности, которой обладают танки и самолёты, но вряд ли возможно осуществить без надёжной радиосвязи качественное руководство войсками. Ни одна военная операция без связи не может быть успешной. А для оснащения советских танков были предназначены радиостанции, изготовленные в Канаде. Для этого имелся «Беспроводной набор №19, Мк. III».


Торпедные катера Северного флота A-2 «Хиггинс» (Higgins). Катера из США, построенные в 1943 году на судоверфи «Higgins Indastri, Inc. Wood».

Спорящие постоянно забывают и о другом оборудовании. А оно также важно для ведения боевых действий, как и вооружение. Спасало жизни бойцов и предотвращало их увечья и инвалидность всевозможное медицинское оборудование и лекарства.

Подобного оборудования было поставлено так много, что им были укомплектованы производства собственные. Так, радиолокатор СОН-2 стал почти точной копией аналога, произведённого в Англии, а изготовлен был при помощи оборудования, завезённого по ленд-лизу.

Если сравнивать общие цифры выпуска продукции, то можно «не понять», что нельзя заменить уникальный станок для нарезки погона танковой башни даже миллионами напильников советского производства. Именно из-за отсутствия таких станков на заводе № 183 задерживался выпуск танков Т-34-85 до середины марта 1944 года. И только поставки станков по ленд-лизу исправили это положение.

Изучая протоколы 1944 и 1945 годов, видно, что число мирных заказов значительно выросло. Потоком пошли экскаваторы, подъёмные краны, оборудование для электростанций, всевозможные станки… Невозможно, даже желая этого, принизить роль поставленной продукции в сравнении с продукцией собственной.


«Студебеккеры» в транспортном резерве командования. Май 1944. Можайск.

К этим же поставкам следует отнести заводы, предназначенные для переработки нефти. В Советском Союзе не производился бензин с высоким октановым числом. Его потребности в стране на 1941 год были удовлетворены на 4%. Но для времени мирного эта цифра нормальна, а вот для военных лет это катастрофа. За 1941-1945 годы по ленд-лизу было доставлено больше 2 миллионов тонн бензина, имевшем октановое число больше 99. А это составляет 50-60% от всего производства таких бензинов в стране за все военные годы. Большая часть привезённого топлива использовалась ленд-лизовской техникой, а остатки применялись для разведения бензина отечественного, чтобы улучшить его качество.

Почти треть всех боеприпасов, которые были израсходованы в боевых действиях, была начинена порохом из поставок по ленд-лизу. Многие отрасли промышленности СССР не смогли бы развиваться без союзнических поставок цветных металлов, легирующих добавок и металлопроката.

Бытовые товары

Количество обуви, завезённой в нашу страну за военные годы, измеряется в миллионах пар. После окончания войны многие склады могли похвастаться наличием американских ботинок, которых насчитывалось порядка 4 миллионов.

Калорийная пища важна не только для солдат, но и для гражданского населения. Она означает спасение людей от голода и обеспечение масштабных воинских операций. По ленд-лизу было поставлено столько консервированного высокоэнергетического продовольствия, что его вполне хватило бы для обеспечения десяти миллионов бойцов в течение полутора тысяч дней. А это несколько больше, чем продолжалась Великая Отечественная война!


Американское продовольствие, направлявшееся в Россию по ленд-лизу

Зерно для посевов воюющей стране взять было негде, но в 1942 году поставки союзников позволили провести посевные работы в полной мере.

В ленд-лизовских поставках находились не только продукты первой необходимости. Была и экзотика, такая, как мясо в шоколаде. Несмотря на кажущуюся абсурдность, такое сочетание является лучшим вариантом объединения высокой калорийности продуктов и малого веса и объёма. Так ленд-лиз претворил анекдот в жизнь, а люди, работающие в суровых климатических условиях, получили высококалорийные продукты.

Цена поставок

Ленд-лиз и оплата поставок является главным мифом. Во времена холодной войны проблема выяснения долга по поставкам стала политическим инструментом. Им пользовались обе конфликтующие стороны.


Объём поставок и основные маршруты ленд-лиза

Западные державы не списали долги по ленд-лизу СССР, как они это сделали для других задолжавших государств. Теперь в спорах о конкретной стоимости поставленных товаров звучат цифры самые разные. Одни считают, что выплаты закончены в 2006 году, другие называют сумму в 10 миллиардов на момент окончания поставок. К этому ещё добавляется некий коэффициент на инфляцию, величина которого самая неопределённая.

Поставки по ленд-лизу стоят на особом месте в ряду операций союзников против стран Оси. Они помогли повысить эффективность Советских войск, позволив значительно уменьшить военные и экономические потери. Да и для мирного населения в тылу и на освобождённых территориях эти поставки стали серьёзной подмогой.

Литература:

Lend-Lease shipments World War II, документы военного департамента США, 1946.
The Roads to Russia: United States Lend-Lease to the Soviet Union, by Robert H. Jones, University of Oklahoma Press. 1969.
Soviet Supply Protocols, United States printing office.
А. Паперно, «Неизвестная WW2 в северном Тихоокеанском р-не».
Вернидуб И. И. «Боеприпасы Победы».
ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 11355, д. 832 «Отчёт НИБТ с полигона по испытанию немецких танков».

Как с советское время, так и сейчас в современной России, единственно существующее мнение гласит – Вторую мировую войну Германия проиграла лишь благодаря СССР, который внес решающий вклад в победу над фашизмом.

При этом та помощь, которая оказывалась СССР в годы войны его союзниками по антигитлеровской коалиции, прежде всего США и Англией, была незначительной и никак не повлияла на победу СССР в ВОВ, так как составляла всего около 4 % средств, затраченных страной на войну.

Этой помощью является – Ленд-лиз (от англ. lend – давать взаймы и lease – сдавать в аренду, внаём) – государственная программа, по которой Соединённые Штаты Америки передавали своим союзникам во Второй мировой войне: боеприпасы, технику, продовольствие и стратегическое сырьё, включая нефтепродукты.

На Западе на ленд-лиз существует иная точка зрения, в соответствии с которой, помощь оказанная Советскому Союзу в годы Второй мировой войны, в значительной мере помогла последнему выиграть ВОВ, а соответственно победить вместе со странами антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне.

Для того, чтобы разобраться, какая из сторон права, что из себя представляют пресловутые 4%, рассмотрим что именно, кем и когда поставлялось в СССР в годы Второй мировой войны.

Пресловутый ленд-лиз: Что он из себя представлял?

На СССР было распространено действие закона США о “Ленд-Лизе”, основанного на следующих принципах:

  • все расчеты за поставленные материалы производятся после окончания войны
  • материалы, которые будут уничтожены, не подлежат никакой оплате
  • материалы, которые останутся пригодными для гражданских потребностей, оплачиваются не ранее, чем через 5 лет после окончания войны, в порядке предоставления долгосрочных кредитов
  • доля США в ленд-лизе – 96,4%

Поставки из США в СССР можно разделить на следующие этапы:

  • пре-ленд-лиз – с 22 июня 1941 по 30 сентября 1941 (оплачен золотом)
  • первый протокол – с 1 октября 1941 по 30 июня 1942 (подписан 1 октября 1941)
  • второй протокол – с 1 июля 1942 по 30 июня 1943 (подписан 6 октября 1942)
  • третий протокол – с 1 июля 1943 по 30 июня 1944 (подписан 19 октября 1943)
  • четвёртый протокол – с 1 июля 1944, (подписан 17 апреля 1944), формально завершился 12 мая 1945, но поставки были продлены вплоть до окончания войны с Японией, в которую СССР обязался вступить через 90 дней после окончания войны в Европе (то есть 8 августа 1945). С советской стороны он получил наименование “Программа 17 октября” (1944 г.) или пятый протокол. С американской – “Программа “Майлпост”.

Япония капитулировала 2 сентября 1945 года, а 20 сентября 1945 все поставки по ленд-лизу в СССР были прекращены.

Кроме этого в годы Второй мировой войны в США был создан “Комитет помощи русским в войне” (Russia War Relief), который на собранные пожертвования поставил лекарства, медицинские препараты и аппаратуру, продукты питания и одежду на сумму более 1,5 млрд. долларов.

В Англии действовал такой же комитет, но собранная им сумма была значительно скромнее. А на средства армян Ирана и Эфиопии были собраны деньги на постройку танковой колонны имени Баграмяна.

Примечание 1: как видим поставки в СССР военной техники и прочего необходимого для ведения войны осуществлялись с первых дней войны. А это, как всем известно, наиболее сложный и напряженный этап военных действий протекавших на территории Советского Союза, так как никто не знал, проиграет СССР в этой войне или нет, а значит, был дорог каждый танк, каждый самолет, каждый патрон поставленный союзниками.

Кстати очень часто любят вспоминать в России, что за оказанную помощь СССР расплатился золотом (О том, как расплачивался СССР золотом и чье это золото, скорее всего, было смотрите дополнение I), но ведь золотом расплачивались за поставки пре-ленд-лиза 1941 года, а за остальные годы? Расплатился ли Советский Союз за всю поставленную ему технику, оборудование, цветные металлы и прочие материалы?

Самое интересное заключается в том, что СССР до сих пор не расплатился за оказанную ему помощь! И дело здесь не в том, что долг по ленд-лизу представляет из себя некую астрономическую сумму. Как раз наоборот, и СССР и России, были в силах в любой момент расплатиться, но все дело, как всегда, не в деньгах, а в политике.

США решило не претендовать на оплату военных поставок по ленд-лизу, но гражданские поставки СССР было предложено оплатить, однако Сталин отказался даже сообщить результаты инвентаризации полученных товаров. Связано это было с тем, что иначе, как писал Сталину министр иностранных дел СССР А.А. Громыко: “…американцы могут потребовать от нас затем расшифровки остатков по отдельным группам, в частности по оборудованию.

Получив от нас такого рода сведения об остатках предметов гражданского характера, американцы могут, ссылаясь на статью V Соглашения от 11 июня 1942 года, предъявить к нам требование о возврате наиболее ценных для нас предметов”.

Советское руководство попросту присвоило всю оставшуюся технику и оборудование, полученные во время войны от союзников и в частности от американцев, которые СССР обязан был вернуть!

В 1948г. СССР согласился выплатить лишь незначительную сумму. В 1951г. США дважды снижала сумму выплаты до 800 млн. долларов, а СССР согласился выплатить лишь 300 млн. Частично долг был погашен во времена Н.Хрущева, остатки его составили около 750 млн. долларов в эпоху Л.Брежнева. По соглашению 1972г. СССР согласился выплатить 722 млн. долларов вместе с процентами и к 1973г. было выплачено 48 млн., после чего платежи прекратились. В 1990г. был установлен новый срок погашения – 2030г. на сумму 674 млн. долларов.

Таким образом, из общего объёма американских поставок по ленд-лизу в $11 млрд. долларов СССР, а затем Россией, было признано, а затем частично оплачено, $722 млн., или около 7 %. Однако, стоит учесть, что сегодняшний доллар “легче” доллара 1945 года примерно в 15 раз.

В общем, после окончания войны, когда помощь союзников по антигитлеровской коалиции была уже не нужна, Сталин резко вспомнил, что они капиталисты и враги, которым никакие долги отдавать не надо.

Перед тем, как привести сухие цифры поставок, стоит познакомиться с тем, что на самом деле говорили о ленд-лизе советские военачальники и партийные руководители. Как они, в отличие от современных форумных “историков” и специалистов по военной технике от сохи, оценивали, те самые 4% в общем объеме.

Маршал Жуков в послевоенных беседах говорил:

“Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали…

Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну…

У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью? А сейчас представляют дело так, что у нас всё это было своё в изобилии…

Без американских грузовиков нам нечем было бы тягать нашу артиллерию”.

– Из донесения председателя КГБ В. Семичастного – Н. С. Хрущёву; гриф “совершенно секретно”.

Высоко оценивал роль ленд-лиза и А. И. Микоян, во время войны отвечавший за работу семи союзных наркоматов (торговли, заготовок, пищевой, рыбной и мясомолочной промышленности, морского транспорта и речного флота) и, в качестве наркома внешней торговли страны, с 1942 года руководивший приёмом союзных поставок по ленд-лизу:

“… когда к нам стали поступать американская тушёнка, комбижир, яичный порошок, мука, другие продукты, какие сразу весомые дополнительные калории получили наши солдаты! И не только солдаты: кое-что перепадало и тылу.

Или возьмём поставки автомобилей. Ведь мы получили, насколько помню, с учётом потерь в пути около 400 тысяч первоклассных по тому времени машин типа “Студебеккер”, “Форд”, легковые “Виллисы” и амфибии. Вся наша армия фактически оказалась на колёсах и каких колёсах! В результате повысилась её маневренность и заметно возросли темпы наступления.

Да-а… – задумчиво протянул Микоян. – Без ленд-лиза мы бы наверняка ещё год-полтора лишних провоевали”.

Г. Куманев “Говорят сталинские наркомы”.

К вопросу о лишних годах войны мы еще вернемся, а пока посмотрим кто, что и сколько поставил в Советский Союз в годы войны и какую роль эта помощь сыграла в победе над Германией.

Примечание 2: Что немаловажно наименование поставляемой помощи по ленд-лизу определялась советским правительством и была призвана заткнуть “узкие места” в снабжении советской промышленности и армии.

То есть поставлялось самое-самое необходимое для ведения военных действий в данный конкретный момент. Поэтому за весь период войны, по каким-то позициям, поставленное по ленд-лизу военное ли оборудование, техника или средства передвижения, могут показаться смехотворными, но в определенный период, к примеру, в битве под Москвой эта помощь была неоценима.

Так поступившие с сентября по декабрь 1941г 750 английских и 180 американских танков составили более 50% численности танков, что имела РККА (1731 танк) на это время против вермахта!!! В битве под Москвой импортная боевая техника составила 20%, что, в свою очередь, было равносильно ежемесячным потерям советской БТТ.

А советские и русские историки смеются с размеров оказанной помощи, называя при этом военную технику, поставляемую в СССР устаревшей. Тогда в 1941 она была ни малочисленной, ни устаревшей, когда помогала выстоять советским войскам и выиграть битву под Москвой, тем самым решить исход войны в дальнейшем в свою пользу, а уже после победы она резко стала незначительной и никак не повлиявшей на ход боевых действий.

Общее количество всего предоставленного по ленд-лизу всеми странами-донорами:

Летательных аппаратов – 22 150. Только от США СССР получил 18,7 тыс. самолетов. В 1943гг. США поставили 6323 боевых самолета (18% от всех произведенных СССР в 1943г), из них 4569 истребителей (31% от всех истребителей, произведенных СССР в 1943г).

Кроме поставленных по Ленд-лизу 4952 истребителей P-39 “Аэрокобра” и 2420 P-63 “Kingcobra”, для их 37-мм авиационной пушки М4 в СССР также было поставлено более миллиона фугасных снарядов. Мало иметь самолет, из него еще надо чем-то вести огонь по вражеским целям.

Также все, без исключения, поставленные по ленд-лизу самолеты были оборудованы радиостанциями. При этом для постройки самолетов на территории СССР использовался специальный брезент, поставлявшийся исключительно по ленд-лизу.

Многие советские пилоты стали Героями Советского Союза, летая на ленд-лизовских самолётах. Советская историография всячески старалась скрыть или свести к минимуму этот факт. К примеру, трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин, пилотировал P-39 Airacobra. На P-39 Airacobra летал и дважды Герой Советского Союза Дмитрий Глинка. Дважды Герой Советского Союза Ворожейкин Арсений Васильевич летал на истребителе Kittihawk.

Танков и САУ – 12 700. Англичанами было поставлено 1084 танка “Матильда-2” (потеряно при транспортировке 164), 3782 (420 потеряно при транспортировке) “Валентайна”, 2560 бронетранспортеров “Брен” МК1, 20 лёгких танков “Тетрарх” МК-7, 301 (43 потерян при транспортировке) танка “Черчилль”, 650 Т-48 (советское обозначение – СУ-57),. США поставили 1776 (104 потеряно при транспортировке) лёгких танков “Стюарт”, 1386 (410 потеряно при транспортировке) танков “Ли”, 4104 (400 потеряно при транспортировке) танка “Шерман”. 52 САУ М10.

Кораблей и судов – 667. Из них: военно-морских 585 – 28 фрегатов, 3 ледокола, 205 торпедных катеров, 105 десантных судов различных типов, 140 охотников за подводными лодками и другие мелкие. Кроме этого на советские большие морские охотники проекта 122 ставились американские двигатели фирмы “Дженерал Моторс”. И торговых – 82 (включая 36 постройки военного времени, 46 довоенной постройки).

Наземный транспорт. Автомобили – Советский Союз получил за время войны только джипов “Виллис” 52 тыс. и это без учета машин марки “Додж”. На 1945г из 665 тыс. имеющихся грузовиков 427 тыс. получены по ленд-лизу. Из них около 100 тыс. были легендарными “Студебеккерами”.

Для автомобилей также было поставлено 3 786 000 шин. В то время как в СССР за все годы войны было всего произведено автомобилей – 265,5 тыс. шт. В целом же перед войной потребность РККА в автотранспорте оценивалась в 744 тыс. и 92 тыс. тракторов. В наличии имелось 272,6 тыс. автомобилей и 42 тыс. тракторов.

Из народного хозяйства планировалось поступление только 240 тыс. автомобилей, из них 210 тыс. грузовиков, не считая тракторов. И даже суммируя эти цифры мы не получаем планируемой штатной численности. А из тех, что были в войсках уже к 22.08.41г. были потеряны 271,4 тыс. советской автотехники. А теперь подумайте много ли солдаты могут перенести на своих руках груза весом в сотни килограммов на десятки или сотни километров?

Мотоциклов – 35 170.

Тракторов – 8 071.

Стрелковое вооружение. Автоматического оружия – 131 633, винтовок – 8 218, пистолетов – 12 997.

Взрывчатые вещества – 389 766 тонн: динамита – 70 400 000 фунтов (31 933 тонн), пороха – 127 000 тонн, тротила – 271 500 000 фунтов (123 150 тонн), толуола – 237 400 000 фунтов (107 683 тонн). Детонаторов – 903 000.

Примечание 3: Та самая взрывчатка и порох, о которых говорил Жуков, с помощью которых пули и снаряды могли поражать врага, а не лежать на складах никчемными кусками металла, потому что немцы захватили заводы по их производству, а новые заводы еще не построили и они еще долго не покрывали все необходимые потребности армии.

Что стоят десятки тысяч танков и орудий, если из них нельзя выстрелить? Ровным счетом ничего. Именно эту возможность,- стрелять по врагу, дали союзники – американцы и англичане советским солдатам, оказав тем самым неоценимую помощь в самый сложный период войны, в 1941 г., а также во все последующие годы этой войны.

Железнодорожный подвижной состав. Локомотивов – 1 981. Советские почти не выпускались в годы войны. О них будет сказано чуть позже. Но сейчас стоит упомянуть, что тепловозов или паровозов, к примеру, в 1942 г. в СССР было выпущено – тепловозов ни одного, паровозов – 9.

Товарных вагонов – 11 155. В самом же Советском Союзе было произведено аж 1087 вагонов за 1941-1945г. Вроде мелочь, какие-то вагоны, это же не пушки или самолеты, но на чем доставлять тысячи тонн грузов на сотни километров от завода к линии фронта? На солдатских спинах или на лошадях? А это время, то самое время, которое во время войны более ценно, чем все золото мира, потому что от него зависит исход сражения.

Сырье и ресурсы. Цветные металлы – 802 000 тонн (из них 387600 тонн меди (СССР произвел 27816 тонн меди за 1941-45гг.)), нефтепродуктов – 2 670 000 тонн, химикалий – 842 000 тонн, хлопка – 106 893 000 тонн, кожи – 49 860 тонн, спирта – 331 066 л.

Амуниция: армейских ботинок – 15 417 000 пар, одеял – 1 541 590, пуговицы – 257 723 498 штук, 15 млн. пар обуви. Полученный из США телефонный кабель в 3 раза превысил количество, что его произвел СССР в годы войны.

Продовольствия – 4 478 000 тонн. По ленд-лизу СССР получил 250 тыс. т. тушёнки, 700 тыс. т. сахара, более 50% потребности СССР в жирах и растительных маслах. При том, что сами американцы отказывали себе в этих самых продуктах, ради того, чтобы советские солдаты могли получить их больше.

Отдельно, обязательно, необходимо упомянуть доставленные в СССР в 1942г. – 9000 тонн посевного материала. Большевики и партийные руководители, конечно же молчали, территории захвачены, огромные территории, производство и люди эвакуируются в далекие уголки страны.

Надо сеять рожь, пшеницу, кормовые культуры, но их попросту нет. Союзники доставили в СССР в срок, все необходимое. Именно благодаря этой помощи Советский Союз смог выращивать свой хлеб во время войны и обеспечить им в определенной степени своих граждан.

Примечание 4: А ведь война это не только и не столько снаряды и патроны, пушки и автоматы, но и солдаты, те самые, которые должны идти в бой, жертвовать своим здоровьем и жизнями ради победы. Солдаты, которым необходимо питаться и питаться хорошо, иначе солдат попросту не сможет держать в руках оружие и нажимать на курок, не говоря о том, чтобы и вовсе идти в атаку.

Для современных людей, не знающих ни голода, ни войны легко рассуждать о самоотверженности, героизме и исключительном вкладе в победу, той или иной страны, ни разу за свою жизнь не видя ни одной битвы, не говоря уже о полномасштабной войне. Поэтому для них, по их мнению, главное, чтобы было чем сражаться, а такие “мелочи”, как еда отходят даже не на второй и не на третий план.

А война ведь не состоит из череды непрекращающихся боев и сражений, есть оборона, переброска войск с одного участка фронта на другой и так далее. И солдат не получая еды, попросту умрет с голода.

Примеров того, как советские солдаты умирали на фронте с голода, а не от вражеской пули хватает. Ведь в самом начале были захвачены немцами территории Беларуси и Украины, те самые территории, которые поставляли хлеб и мясо. Поэтому отрицать очевидное – помощь союзников в победе СССР в ВОВ, оказанную даже с помощью поставок продовольствия,- глупо.

Отдельно, перед тем, как делать определенные выводы, считаю необходимым заострить внимание по тем наименованиям вооружения, оборудования или материалов, которые не только помогали “ковать” победу для СССР во время Второй мировой войны, но подняли СССР в послевоенный период на технологическом уровне, устранив его отставание от стран Запада или Америки. Тем самым ленд-лиз сыграл свою роль “палочки-выручалочки” для СССР помогая восстановиться стране в кратчайшие сроки. Но именно этот момент не просто отрицался, как в случае с вооружением, а попросту замалчивался, как в СССР, так и сегодня в России.

А теперь поподробнее

Транспорт:

Во второй половине войны основным шасси для “Катюш” стали ленд-лизовские “Студебеккеры” (конкретно, Studebaker US6). В то время как США дали ок. 20 тыс. автомобилей для “Катюши”, в СССР после 22 июня было выпущено всего 600 грузовиков (в основном шасси ЗИС-6).

Как видим разница между 20 000 и 600 довольно существенная. Если говорить о производстве автомобилей в целом, то за время войны в СССР было изготовлено 205 тыс. автомобилей, а поступило по ленд-лизу 477 тыс., то есть в 2,3 раза больше. Также стоит упомянуть то, что 55 % автомобилей, выпущенных в СССР в годы войны были грузовики ГАЗ-ММ грузоподъемностью 1,5 т – “полуторки”.

Станки и оборудование:

Доставленные в конце войны промышленные изделия включали 23,5 тыс. станков, 1526 кранов и экскаваторов, 49,2 тыс. тонн металлургического, 212 тыс. тонн энергетического оборудования, в том числе турбины для Днепрогэса. Чтобы понять значение поставок этих машин и механизмов, можно сравнить их с производством на отечественных предприятиях, к примеру, в 1945 году.

В этот год в СССР было собрано всего лишь 13 кранов и экскаваторов, произведено 38,4 тыс. металлорежущих станков, а вес выпущенного металлургического оборудования составил 26,9 тыс. т. Номенклатура ленд-лизовского оборудования и комплектующих насчитывала тысячи наименований: от подшипников и измерительных приборов до врубовых машин и металлургических станов.

Американский инженер, посетивший в конце 1945 года Сталинградский тракторный завод, обнаружил, что половина станочного парка этого предприятия была поставлена по ленд-лизу.

Наряду с партиями отдельных машин и механизмов союзники предоставили Советскому Союзу несколько производственно-технологических линий, и даже целые заводы. Американские нефтеперерабатывающие предприятия в Куйбышеве, Гурьеве, Орске и Красноводске, шинный завод в Москве дали свою первую продукцию в конце 1944 года. Вскоре заработали автосборочные линии, переданные Советскому Союзу из Ирана, и завод по производству алюминиевого проката.

Благодаря завозу более тысячи американских и британских электростанций ожили промышленные предприятия и жилые кварталы многих городов. По крайней мере, два десятка американских передвижных электростанций позволили решить проблему энергоснабжения Архангельска в 1945-м и в последующие годы.

И еще один очень важный факт, связанный с ленд-лизовскими станками. 23 января 1944 года на вооружение Красной армии был принят танк Т-34-85. Но его производство в начале 1944 года велось только на одном заводе Љ 112 (“Красное Сормово”). Крупнейший производитель “тридцатьчетверок”, нижнетагильский завод Љ 183, перейти на выпуск Т-34-85 не мог, так как нечем было вести обработку зубчатого венца башни диаметром 1600 мм.

Имевшийся на заводе карусельный станок позволял вести обработку деталей диаметром до 1500 мм. Из предприятий НКТП такие станки имелись лишь на Уралмашзаводе и заводе Љ 112. Но поскольку Уралмашзавод был загружен программой выпуска танка ИС, надеяться на него в плане выпуска Т-34-85 не приходилось. Поэтому новые карусельные станки были заказаны в Великобритании (фирма “Лоудон”) и США (“Лодж”).

В результате первый танк Т-34-85 покинул цех завода Љ 183 только 15 марта 1944 года. Таковы факты, с ними, как говорится, не поспоришь. Не получи завод Љ 183 импортные карусельные станки, не вышли бы из его ворот новые танки. Вот и получается, что, по совести говоря, нужно 10 253 танка Т-34-85, выпущенных нижнетагильской “Вагонкой” до конца войны, приплюсовать к ленд-лизовским поставкам бронетехники.

Железнодорожный транспорт:

Мало было произвести танки и самолеты, надо было еще доставить их на фронт. Выпуск же магистральных паровозов в СССР составил в 1940 году – 914, в 1941 – 708, в 1942 – 9, в 1943 – 43, в 1944 – 32, в 1945 – 8. Магистральных тепловозов в 1940 году было выпущено 5 штук, а в 1941-м – один, после чего их выпуск был прекращен до 1945 года включительно.

Магистральных электровозов в 1940 году было произведено 9 штук, а в 1941-м – 6, после чего их выпуск также был прекращен. Таким образом, в годы Великой Отечественной войны парк локомотивов за счет собственного производства не пополнялся. По ленд-лизу же в СССР было доставлено 1900 паровозов и 66 дизель-электровозов (по другим данным 1981 локомотив). Таким образом, поставки по ленд-лизу превосходили общее советское производство паровозов в 1941-1945 годах в 2,4 раза, а электровозов – в 11 раз.

Производство грузовых вагонов в СССР в 1942-1945 годах составило 1087 штук по сравнению с 33 096 в 1941-м. По ленд-лизу же было поставлено в общей сложности 11 075 вагонов, или в 10,2 раза больше советского производства. Кроме того, поставлялись железнодорожные крепления, бандажи, паровозные оси и колеса.

По ленд-лизу же в СССР было поставлено 622,1 тыс. т железнодорожных рельсов, что составляло 83,3 % общего объема советского производства. Если же исключить из подсчетов производство за вторую половину 1945 года, то ленд-лиз по рельсам составит 92,7 % от общего объема советского рельсового производства. Таким образом, почти половина железнодорожных рельсов, использованных на советских железных дорогах во время войны, поступила из США.

Без преувеличения можно утверждать, что поставки по ленд-лизу предотвратили паралич железнодорожного транспорта СССР в годы войны.

Средства связи:

Довольно “скользкая” тема, о которой в СССР и в России старались и стараются не говорить до сих пор, потому что в этой связи возникает, как много вопросов, так и находятся неудобные для ура-патриотов ответы. Дело в том, что при многочисленных подсчетах объемов ленд-лиза речь, как правило, идет о военных поставках. А если быть еще точнее – о поставках оружия и боевой техники. Чаще всего именно по этой категории ленд-лиза подсчитываются проценты, дабы доказать, что помощь союзников была несущественной.

Но ведь военные поставки складывались не только из танков, самолетов и орудий. Особое место, например, в списке союзных поставок занимали радиооборудование и средства связи. В этой области, по оценкам тогдашних ведущих специалистов Наркомата внешней торговли по импортным средствам связи, Советский Союз отставал от союзников почти на 10 лет. Мало того, что технические характеристики и качество изготовления советских радиостанций накануне Великой Отечественной войны оставляли желать лучшего, так их ещё и не хватало.

В танковых войсках Красной армии, например, на 1 апреля 1941 года на 100 % были укомплектованы радиостанциями только танки Т-35, Т-28 и КВ. Все остальные делились на “радийные” и “линейные”. На “радийных” танках устанавливались приемопередающие радиостанции, а на “линейных” вообще ничего не устанавливалось. Место под радиостанцию в нише башни БТ-7 или Т-26 занималось стеллажом для 45-мм выстрелов или дисков к пулемету ДТ. Кроме того, в нишах именно части “линейных” танков были установлены кормовые “ворошиловские” пулемёты.

На 1 апреля 1941 года в войсках имелось 311 танков Т-34 “линейных”, то есть без радиостанции, и 130 “радийных”, 2452 БТ-7 “линейных” и 1883 “радийных”, 510 БТ-7М “линейных” и 181 “радийный”, 1270 БТ-5 “линейных” и 402 “радийных”, наконец, 3950 Т-26 “линейных” и 3345 “радийных” (в отношении Т-26 речь идет только об однобашенных танках).

Таким образом, из 15 317 танков упомянутых типов были оснащены радиостанциями только 6824 машины, то есть 44 %. С остальными связь в бою осуществлялась только флажковой сигнализацией. Думаю не надо объяснять, что во время боя, среди разрывов снарядом, дыма и пыли показывать направление движения и руководить танковой атакой с помощью флажков “немного” затруднительно да и просто самоубийственно.

Не будет неожиданным утверждение, что подобным же образом, а порой даже хуже, обстояла ситуация со средствами связи в других родах войск – авиации, пехоте, кавалерии и т. д. После начала войны ситуация только ухудшилась. К концу 1941 года 55 % радиостанций Красной армии были потеряны, а большинство заводов-изготовителей находилось в процессе эвакуации.

Фактически продолжал выпускать радиостанции только один завод. В результате, например, с января по июль 1942 года Сталинградский тракторный завод отгрузил в действующую армию 2140 танков Т-34, из них только 360 с радиостанциями. Это что-то около 17 %. Примерно такая же картина наблюдалась и на других заводах.

В 1942 году в СССР по ленд-лизу начали поступать радиостанции, локаторы, телефоны, зарядные агрегаты, радиомаяки и другие приборы, о назначении которых в Советском Союзе лишь догадывались. С лета 1942 по июль 1943 года импорт радиостанций увеличился более чем в 10 раз, а телефонных аппаратов – почти вдвое.

Исходя из норм комплектования дивизий в военных условиях, этих радиостанций было достаточно для оснащения 150, а полевых телефонных аппаратов – для обеспечения 329 дивизий. Благодаря поставкам 400-ваттных радиостанций, к примеру, были полностью обеспечены связью штабы фронтов, армий и аэродромы.

Аналогичные радиостанции отечественная промышленность стала выпускать лишь с 1943 года полукустарным способом и в количестве не более трех единиц в месяц. С поступлением в 1942 году другой американской радиостанции, V-100, в Красной армии удалось обеспечить надежной связью звено “дивизия – полк”. Импортными радиостанциями Љ 19 в 1942-1943 годах оснащалось и большинство тяжелых танков КВ.

Что касается полевых телефонных аппаратов, то их некомплект в Красной армии с 1941 по 1943 год во многом благодаря импорту был сокращен с 80 до 20 %. Ввоз же прилагаемого к аппаратам телефонного кабеля (338 тыс. км) втрое превысил его производство в СССР.

Поставки средств связи имели огромное значение для управления войсками в завершающих сражениях войны. В стоимостном выражении в 1944-1945 годах они превысили завоз предыдущих лет в 1,4 раза. Радиостанций, ввезенных в 1944-1945 годах (23 777 шт.), по военным нормам снабжения вполне хватило бы для обеспечения 360 дивизий; зарядных агрегатов (6663 шт.) – 1333 дивизий, а телефонных аппаратов (177 900 шт.) – для укомплектования 511 дивизий. К концу войны “удельный вес” союзного имущества связи в Красной армии и на флоте составлял в среднем около 80 %.

Следует отметить, что большое количество импортного имущества связи направлялось в народное хозяйство. Благодаря поставкам 200 станций высокочастотного телефонирования, производство которых в СССР практически отсутствовало, к 1944 году удалось установить надежную связь между Москвой и наиболее крупными советскими городами: Ленинградом, Харьковом, Киевом, Ульяновском, Свердловском, Саратовом и др.

А импортные телеграфные аппараты “Телетайп”, телефонные коммутаторы и аппараты гражданского образца в считанные месяцы вытеснили советские, обеспечив надежной связью транспортные магистрали и удаленные регионы страны с административными центрами. Вслед за 3-канальными системами высокочастотного телефонирования в страну стали поступать более сложные, 12-канальные.

Если перед войной в Советском Союзе удалось создать экспериментальную 3-канальную станцию, то 12-канальных не было вообще. Не случайно она сразу же была установлена на обслуживание самых главных линий, связывавших Москву с крупнейшими городами страны – Ленинградом, Киевом и Харьковом.

Широкое применение на морском и речном флоте, в системе связи рыбной промышленности и электроэнергетики страны нашли также американские радиостанции Љ 299, 399, 499, предназначенные для обеспечения связи штабов армий и флотов. А вся система художественного радиовещания страны была обеспечена всего лишь двумя американскими 50-ваттными радиопередатчиками “М-83330А”, смонтированными в 1944 году в Москве и Киеве. Еще четыре передатчика были направлены в систему спецсвязи НКВД.

Трудно переоценить также поставки английских и американских радиолокаторов. В Советском Союзе эта тема также всячески замалчивалась, потому что: в СССР в годы войны было изготовлено 775 РЛС всех типов, а по ленд-лизу получено более 2 тыс., в том числе 373 морских и 580 самолетных.

Кроме того, значительная часть отечественных РЛС была просто скопирована с импортных образцов. В частности, 123 (по другим данным даже 248) артиллерийских радиолокатора СОН-2 (СОН – станция орудийной наводки) являлись точной копией английского радара GL-2. Уместно будет также упомянуть, что НИ И-108 и завод Љ 498, на которых осуществлялась сборка СОН-2, на две трети были оснащены импортным оборудованием.

И что мы имеем в итоге? Связь, как известно, часто называют нервами армии, а значит, в годы Великой Отечественной войны эти нервы в большинстве своём были импортными.

Продовольствие:

Уже в начале войны немцы захватили территорию, на которой производилось 84 % сахара и почти 40 % зерна в СССР. В 1942 году после оккупации юга России ситуация осложнилась еще больше. США по ленд-лизу поставляли в СССР весь ассортимент продовольственных товаров. Из которых ничего кроме мясных консервов современный читатель не знает.

Но кроме мясных консервов, прозванных “вторым фронтом”, в ленд-лизовский рацион входили не менее популярные “рузвельтовские яйца” – яичный порошок из серии “только добавь воды”, горький шоколад (для летчиков, разведчиков и моряков), галеты, а также непостижимая для русского вкуса консервированная субстанция под названием “мясо в шоколаде”. Под таким же “соусом” поставлялись консервированные индейки и куры.

Особую роль сыграли продовольственные поставки для Ленинграда и городов Крайнего Севера. Только в Архангельске, через который шел один из основных потоков продовольствия, за первую военную зиму от голода и болезней умерло 20 тыс. человек – каждый десятый житель предвоенного города!

И если бы не те 10 тыс. т канадской пшеницы, которую после долгих проволочек разрешил оставить в Архангельске Сталин, неизвестно, сколько бы ещё людей подкосил голод. Еще сложнее подсчитать, сколько жизней в освобожденных районах спасли 9 тыс. т семян, переброшенных в Советский Союз по иранскому “воздушному мосту” в 1942 году к началу весенних полевых работ.

Спустя два года ситуация стала катастрофической. Перешедшая в наступление Красная армия освободила в 1943-1944 годах огромные разоренные войной территории, на которых проживали миллионы людей. Положение осложнила засуха в районах Сибири, Поволжья и Северного Кавказа.

В стране разразился острый продовольственный кризис, о котором военные историки предпочитают умалчивать, сосредотачиваясь на ходе боевых действий и снабжении армии. Между тем в ноябре 1943 года и без того скудные нормы выдачи продуктов были негласно сокращены почти на треть.

Это существенно сократило рацион рабочих (по рабочей продовольственной карточке полагалось 800 г хлеба), не говоря уже об иждивенцах. Поэтому поставки продовольствия к середине 1944 года значительно превысили суммарный ввоз продовольствия по Первому и Второму протоколам, потеснив в советских заявках металлы и даже некоторые виды вооружения.

Поставленного в СССР продовольствия хватило бы для того, чтобы прокормить десятимиллионную армию в течение 1600 суток. Для сведения – Великая Отечественная война продолжалась – 1418 дней!

Выводы: Для того, чтобы показать, что поставки по ленд-лизу вчерашних союзников не играли никакой роли в войне Советского Союза с Германией, большевиками и современными российскими форумными “историками” был применен их излюбленный прием – выдать общую массу произведенной техники в СССР за весь период войны и сравнить ее с количеством поставленной военной техники по ленд-лизу, одновременно умалчивая наиболее неприятные для себя моменты связанные с ленд-лизом. Конечно же, в этой общей массе, вся поставленная американцами и англичанами именно военная техника имела небольшую долю. Но, при этом, Сталин и большевики лукаво умалчивали, что:

а) В самый напряженный для СССР период войны, а именно с сентября по декабрь 1941 г. именно английские и американские танки и самолеты помогли СССР выстоять. Пятая часть всех танков участвовавших в битве за Москву была ленд-лизовская, иностранная.

б) Наименования поставляемых материалов и техники по ленд-лизу определялась советским правительством и была призвана заткнуть “узкие места” в снабжении советской промышленности и армии. То есть поставлялось самое-самое необходимое для ведения военных действий в данный конкретный момент.

В 1941 г. была необходима преимущественно военная техника, так как еще не было налажено производство вооружения на эвакуированных заводах и именно она и поставлялась, а когда СССР выстоял в первый год войны, то ему понадобились уже не танки и самолеты, прежде всего, а сырье, оборудование и продовольствие, которые ему исправно и поставлялось союзниками по антигитлеровской коалиции.

в) Именно, якобы, такие второстепенные материалы как – цветные металлы, взрывчатые вещества, средства связи, транспорт и др. в значительной степени оказали влияние как на само производство военной техники внутри страны, так и просто помогли солдатам Красной Армии сражаться с врагом. Как пример “Катюши”, которые просто бы не ездили без ленд-лизовских “Студебеккеров” или порох без которого, в общем-то проблематично стрелять из оружия, каким бы хорошим оно не было.

г) Отдельной строкой идет продовольствие. В список которого без сомнения необходимо включить тот посевной материал, который получил СССР во время войны от союзников. Мало того, что только одних мясных консервов хватило на весь период войны и сверх того, так еще, в тот момент, когда СССР нуждался в семенах для возобновления посевной, необходимая помощь ему была оказано.

А значит тот военный и послевоенный голод мирного населения, который пережил Советский Союз после войны был бы еще ужасней и смертоноснее. Для кого-то это может показаться незначительным, но именно из таких вот “незначительных” и “второстепенных” моментов и достигается победа.

Мало иметь в руках автомат, из него надо еще чем-то стрелять, солдат должен быть накормлен, обут, одет, как и его командиры, которые могут в свою очередь оперативно получать и передавать срочную информацию о расположении противника, о начале его наступления или же наоборот отступления.

д) Долг за поставки по ленд-лизу, смехотворный долг, за который СССР-Россия расплачиваются уже около 60 лет, можно воспринимать, как уровень благодарности за оказанную помощь США и Англией во время войны, так и отношение к вчерашним союзникам до дня сегодняшнего, то есть попросту никакой.

А в итоге союзники еще и оказались виноватыми перед СССР-Россией, в которой до сих пор звучат упреки о недостаточной помощи во время войны с их стороны. Что очень хорошо характеризует сам подход во внешней политике к государствам и народам со стороны СССР-России.

Суммирую все вышесказанное можно утверждать, что как минимум следующее:

Не будь помощи по ленд-лизу, вполне возможно, что Советский Союз все же и выиграл бы ВОВ (хотя в свете уже известной информации это утверждение не так однозначно), но продлилась бы война на несколько лет дольше и соответственно потеряли бы на несколько миллионов человеческих жизней больше.

Но не потеряли и именно благодаря помощи союзников по ленд-лизу. Вот что означают эти ничтожно малые 4%, как писали советские и сегодня пишут российские историки, от общего произведенного Советским Союзом в годы войны – несколько миллионов человеческих жизней!

Даже если не заострять внимание на деталях, которые мы рассмотрели выше, то эти 4% – это жизни чьих-то отцов, матерей, братьев или сестер. Вполне возможно, что это были бы наши родственники, а значит, вполне возможно, что мы родились то благодаря этим незначительным 4%.

Так неужели их и наши жизни недостаточный вклад США, Англии, Канады и других стран-союзников по антигитлеровской коалиции в победу над Германией? Так неужели не заслуживают сегодня и США и Англия доброго слова и благодарности от нас? Хоть чуть-чуть, хотя бы на 4%?

Так много это или мало 4% – миллионы спасенных жизней? Пусть каждый решает для себя сам и ответит на этот вопрос по совести.

В дополнениях присутствует несколько ярких примеров того, как советское руководство смогло присвоить часть полученной по ленд-лизу помощи, а также поставлена точка на спекуляциях советской и российской стороны по поводу оплаты ленд-лиза золотом, следы которого, кстати, приводят к совершенно неожиданным выводам.

Дополнение I . Как СССР расплатился золотом за ленд-лиз (золото “Эдинбурга” и испанский след).

Начнем с того, что золотом СССР расплачивался за пре-ленд-лиз, а также за товары и материалы закупленные у союзников кроме ленд-лиза. Со стороны современных русских форумных “специалистов” утверждается, что СССР расплачивался золотом за ленд-лиз и после 1941 года, не делая разницы между собственно ленд-лизом и пре-ленд-лизом, а также совершенно сознательно опуская тот факт, что Советским Союзом во время войны осуществлялись покупки вне рамок ленд-лиза. Как пример своей правоты такие “специалисты” широкого профиля приводят затонувший британский крейсер “Эдинбург” перевозивший примерно 5,5 тонн золота в 1942 году.

И, как они утверждают, это была плата СССР союзникам за полученную военную технику по ленд-лизу. Но дело в том, что после этого, со стороны таких “специалистов”, наступает гробовое молчание. Почему?

Да потому, что СССР не мог расплачиваться золотом за поставки по ленд-лизу в 1942 году – соглашение о ленд-лизе предполагало, что материально-техническая помощь будет поставляться советской стороне с отсрочкой платежа. 465 слитков золота общим весом 5536 килограмм, погруженные на крейсер “Эдинбург” в Мурманске в апреле 1942 года были оплатой Советского Союза Англии за вооружение, поставляемое сверх оговорённого соглашением о ленд-лизе перечня.

Но, получилось так, что это золото до Англии не доплыло. Крейсер “Эдинбург” получил повреждение и был затоплен. А, Советский Союз, еще в годы войны получил страховку в размере 32,32% от стоимости золота, выплаченную Британским бюро страхования от военных рисков.

Кстати все перевозимое золото, пресловутые 5, 5 тонн, по ценам того времени стоили чуть более 100 миллионов долларов. Сравним с общей суммой оказанной помощи по ленд-лизу в 10 млрд. долларов, о чем ни в СССР ни в России, конечно же говорить не любят, но при этом, делая большие глаза, туманно намекают, что это была просто астрономическая сумма.

Однако на этом история золота “Эдинбурга” не закончилась.

В 1981 году английская кладоискательская фирма “Джессон Марин Рикавериз” заключила договор с властями СССР и Великобритании о поиске и подъеме золота. “Эдинбург” лежал на глубине 250 метров. В тяжелейших условиях водолазы успели поднять 5129 кг. Согласно договору 2/3 золота получил СССР, 1/3 – Великобритания. Минус оплата фирме за осуществленную операцию по подъему золота.

Таким образом, мало того, что перевозимое “Эдинбургом” золото не было платой за ленд-лиз, мало того, что это золото, так и не доплыло до союзников, а треть его стоимости была возмещена СССР еще в годы войны, так, еще спустя сорок лет, когда это золото подняли, то большую его часть вернули СССР.

Что самое интересное и заслуживающее самого пристального внимания, так это то, а чье это было золото, которым расплачивался СССР с союзниками?

Следуя простой логике, мы вправе думать, что СССР мог расплачиваться своим и только своим золотом. И никак иначе. Но, как говорится, так да не так. И дело тут в следующем – во время Гражданской войны в Испании, 15 октября 1936 г. Кабальеро и Негрин официально обратились к Советскому Союзу с просьбой принять на хранение примерно 500 тонн золота. А уже 15 февраля 1937 года был подписан акт о приемке 510,07 тонн испанского золота, которое и было переплавлено в золотые слитки с советским клеймом.

Получила ли Испания назад свое золото? Нет. Поэтому даже то золото, которым Советским Союз расплачивался во время Второй мировой войны со своими союзниками, скорее всего…было испанским. Что очень хорошо характеризует рабоче-крестьянскую власть страны Советов.

Кто-то может сказать, что это простые домыслы и советское руководство самое честное, самое интернациональное, только и думающее о том, как бы это помочь всем нуждающимся в мире. Примерно так и подается помощь республиканцам в Испании во время Гражданской войны. Помогал СССР то помогал, да не бескорыстно. Когда дело касалось денег, то все капиталисты мира просто плакали от зависти, видя, как СССР оказывает “безвозмездную и бескорыстную” помощь революционным рабочим и крестьянам в Испании.

Так Москва выставила Испании счет за размещение и хранение золотого запаса, услуги советских советников, летчиков, танкистов, переводчиков и механиков. Были учтены расходы на проезд туда и обратно советских военнослужащих и их семей, выплата суточных, жалование, затраты на размещение, содержание, лечение в госпиталях и пребывание в отпусках советских военных и членов их семей, расходы на погребение и пособия вдовам военных, обучение испанских летчиков в Советском Союзе, строительство и переоборудование аэродромов на контролировавшейся республиканцами территории, где проходили тренировочные полеты. За все это было заплачено испанским золотом.

К примеру, общая сумма поставленной из СССР с сентября 1936 по июль 1938 г. только материальной части составила 166 835 023 доллара. А за все отправки в Испанию с октября 1936 по август 1938 г. республиканские власти полностью оплатили всю сумму задолженности Советскому Союзу в 171 236 088 долл.

Прибавив стоимость военного имущества, отправленного в конце 1938 – начале 1939 г. в Испанию из Мурманска через Францию (55 359 660 долл.), получим итоговую сумму стоимости военно-технических поставок.

Она варьируется от 222 194 683 до 226 595 748 долл. В связи с тем, что груз последней поставки полностью не был доставлен по назначению и часть его возвратили на советские военные склады, то итоговая цифра стоимости военных грузов, доставленных в республиканскую Испанию, составляет 202,4 млн. долл.

Так неужели, после того, как СССР “прикарманил” испанское золото и оказал “бескорыстную” помощь республиканцам, он будет вести себя с американцами и англичанами, в вопросах оплаты ленд-лиза и иной полученной помощи, как то иначе? Нет. Далее, на конкретном примере это будет продемонстрировано.

Дополнение II. Как СССР союзникам технику и оборудование возвращал.

Достаточно просто процитировать ряд советских документов, которыми обменивались между собой советская и американская сторона, в ходе переговоров об урегулировании вопросов, связанных с оплатой ленд-лиза после войны. Но для начала лучше привести выдержку из докладной записки министра иностранных дел СССР Громыко А.А., из которой становится понятно, почему именно советская сторона всеми возможными способами скрывала от своих бывших союзников, количество сохранившейся техники и оборудования:

Докладная записка заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко председателю Совета министров СССР И.В. Сталину о переговорах с американцами по урегулированию расчетов по Ленд-Лизу

21.09.1949

“Если в переговорах исходить из приведенных расчетов глобальной суммы возмещения, основанных на размерах остатков ленд-лизовских поставок в CССР, нам пришлось бы сообщить американцам сведения о наличии у нас таких остатков, что является нежелательным по следующим соображениям: американцы могут потребовать от нас затем расшифровки остатков по отдельным группам, в частности по оборудованию. Получив от нас такого рода сведения об остатках предметов гражданского характера, американцы могут, ссылаясь на статью V Соглашения от 11 июня 1942 года, предъявить к нам требование о возврате наиболее ценных для нас предметов”.

Таким образом, Сталин и советское партийное руководство, уже после войны, старались любыми способами избежать возврата полученной в долг техники и оборудования. Именно поэтому до сих пор все исследователи сталкиваются со следующей проблемой – известно сколько техники, вооружения и оборудования в СССР поставили союзники по антигитлеровской коалиции и на какую примерно сумму, но при этом нет никаких точных данных о количестве всей оставшейся техники и оборудования после окончания Второй мировой войны у Советского Союза, которую он должен был вернуть.

Поэтому с одной стороны ни самой техники и оборудования Советский Союз не вернул, ни тем более, не выплатил за нее ни одной копейки союзникам. А пропагандисты, что тогда в СССР, что сегодня в России получили удобный аргумент, доказывая, что помощь союзников в войне по ленд-лизу была несущественной.

Хотя, зная, что СССР скрывал данные о количестве полученной помощи, мы, вправе, верить американским и английским данным о количестве всего поставленного оборудования, вооружения и материалов в СССР и на основе этих данных делать выводы, касательно того, насколько сильно эта полученная по ленд-лизу помощь помогла СССР в войне против Германии.

Как пример такого сокрытия данных и сознательных махинаций со стороны советского руководства можно привести выдержки из дневника советско-американских переговоров по урегулированию нерешенных вопросов Ленд-Лизу (г. Вашингтон) проводимых 13.01.1950.

“Что касается фабрик, поставленных по ленд-лизу, то Панюшкин спросил Уайли, не имеет ли он в виду заводское оборудование, поставленное в счет кредитного соглашения от 15 октября 1945 года.

На это Уайли ответил, что это те заводы, которые были поставлены Советскому Союзу по ленд-лизу, но не использовались для военных целей.

В ответ на это Панюшкин сказал, что во время войны нет заводов, которые не имели бы никакого отношения к войне”.

Насколько “изящно” советское руководство вычеркнуло из списка оплаты или возврата целые заводы!!! Оно попросту заявило, что все используемое в СССР оборудование имело отношение к войне, а значит не является оборудованием гражданского назначения, которое пришлось бы возвращать по условиям ленд-лиза, а если оно признается таковым и СССР сообщает о его непригодности, то в придачу за это оборудование по условиям ленд-лиза советскому руководству не надо платить!

И так по всему списку военной техники, оборудования или материалов. И, если СССР смог целые заводы оставить себе, то не стоит и говорить о каких-то: машинах, самолетах, кораблях или станках. Все это стало резко советским.

А, если американцы все же проявляли настойчивость в вопросе с каким-нибудь наименованием техники или оборудования, то советская сторона всячески затягивала переговорные процессы, занижала стоимость данного наименования или попросту объявляла его непригодным, а следовательно не обязательным к возврату.

К примеру:

ПИСЬМО ЗАМЕСТИТЕЛЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ США Дж. Е. УЭББА ВРЕМЕННОМУ ПОВЕРЕННОМУ В ДЕЛАХ СССР В США БАЗЫКИНУ В.И.

“Что касается двух ледоколов, которые не были возвращены Соединенным Штатам к 1 декабря 1949 года в соответствии с Соглашением от 27 сентября 1949 года и о которых Советское Правительство 12 ноября 1949 года сообщило Правительству США, что они будут возвращены в Германии или в Японии к 30 июня 1950 года, то Правительство США желает выразить свое сожаление по поводу того, что Советское Правительство находит в настоящее время невозможным доставить эти суда до ноября или декабря 1950 года.

Ввиду того, что Советское Правительство все еще не выполнило просьбу Правительства Соединенных Штатов о возвращении 186 судов, Правительство Соединенных Штатов должно поэтому считать, что Ваше Правительство продолжает не выполнять обязательства, вытекающие из статьи V Основного Соглашения по ленд-лизу.”

На запрос МИД СССР по вопросу возвращения Соединенным Штатам 186 военно-морских судов военно-морской министр СССР т. Юмашев в своем письме от 24 июня с.г. сообщил следующее:

“а) При необходимости возвратить 186 кораблей и строгом соблюдении номенклатуры, указанной в ноте США от 3 сентября 1948 года, военно-морские силы могут передать американцам: 15 десантных судов (из которых 14 – в удовлетворительном состоянии и 1 – в неудовлетворительном состоянии), 101 торпедный катер (9 – в удовлетворительном состоянии и 92 – в неудовлетворительном состоянии), 39 больших охотников и 31 малый охотник – все в неудовлетворительном состоянии – всего 186 судов.

б) В том случае, если американцы не будут требовать соблюдения номенклатуры, военно-морские силы могут передать 186 кораблей – все в неудовлетворительном состоянии”.

Докладная записка министра внешней торговли СССР М.А. Меньшикова и первого заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко И.В. Сталину в связи с переговорами с США об урегулировании расчетов по Ленд-Лизу

18.09.1950

” Заявить, что из общего количества 498 судов 261 единица, в том числе 1 тральщик типа “АМ”, 16 тральщиков типа “ВМС”, 55 больших охотников, 52 малых охотника, 92 торпедных катера, 44 десантных судна и 1 мотобот, находятся в совершенно неудовлетворительном техническом состоянии, выведены из эксплуатации и к дальнейшему использованию непригодны, что может быть подтверждено предоставлением соответствующих документов об их техническом состоянии.

Заявить, что остальные 237 кораблей, в том числе 29 тральщиков типа “АМ”, 25 тральщиков типа “ВМС”, 19 больших охотников, 4 малых охотника, 101 торпедный катер, 35 десантных судов, 4 плавучие ремонтные мастерские, 6 понтонных барж и 14 речных буксиров, еще могут быть использованы в течение некоторого времени лишь для вспомогательных целей. Для самостоятельных переходов в открытых морских районах эти корабли непригодны.

Предложить американцам продать указанные корабли Советскому Союзу… считать возможным произвести покупку судов по цене, не превышающей в среднем 17% .

…заявить, что в результате нарушения соглашения от 15.X.1945 г. Соединенными Штатами, недопоставившими различное оборудование и материалы на 19 млн. долл., Советскому Союзу был причинен ущерб, оцениваемый примерно в 49 млн. долл. Потребовать возмещения этого ущерба;

Если американцы поставят снова вопросы об уплате фрахта за перевозки коммерческих грузов на ленд-лизовских судах (6,9 млн. долл. по подсчетам американцев) и страхового вознаграждения, полученного нами за ленд-лизовские грузы, заявить, что, поскольку эти вопросы не поднимались в переговорах с 1947 года, советская сторона считает их отпавшими в связи с переговорами об установлении глобальной суммы компенсации.”

Как говорится, без комментариев.

«Мало кто знает, что военные поставки по ленд-лизу (lend — lease), внаём вовсе не были бесплатны - Россия как правопреемница СССР заплатила последние долги по ним аж в 2006-м году», - пишет историк и публицист Евгений Спицын.


В вопросе ленд-лиза (с английского lend — давать взаймы и lease — сдавать в аренду, внаём — ред.) для СССР существует много тонкостей, в которых неплохо было бы разобраться — на основе исторических документов.

Часть I

Не совсем безвозмездно

Закон о ленд-лизе или «Закон по обеспечению защиты Соединенных Штатов», который был принят Конгрессом США еще 11 марта 1941 года, давал президенту США «право передавать взаймы или в аренду другим государствам различные товары и материалы, необходимые для ведения военных действий», если эти действия, по определению президента, являлись жизненно важными для обороны США. Под различными товарами и материалами понимались оружие, военная техника, боеприпасы, стратегическое сырье, амуниция, продовольствие, товары гражданского назначения для армии и тыла, а также любая информация, имеющая важное военное значение.

Сама схема ленд-лиза предусматривала выполнение страной-получателем ряда условий: 1) уничтоженные, утраченные или потерянные во время боевых действий материалы не подлежали оплате, а уцелевшее и пригодное для гражданских целей имущество следовало оплатить полностью или частично в порядке погашения долгосрочного кредита, выданного самими США; 2) сохранившиеся военные материалы могли оставаться у страны-получателя до тех пор, пока США не затребуют их назад; 3) в свою очередь, арендатор обязывался помогать Соединенным Штатам всеми имевшимися у него ресурсами и информацией.





Между прочим, и об этом тоже мало кто знает, закон о ленд-лизе обязывал страны, претендовавшие на американскую помощь, представлять США исчерпывающий финансовый отчет. Неслучайно министр финансов США Генри Моргентау-младший во время слушаний в сенатском комитете назвал это положение уникальным во всей мировой практике: «Впервые в истории одно государство, одно правительство предоставляет другому данные о своем финансовом положении».

С помощью ленд-лиза администрация президента Ф.Д.Рузвельта собиралась решить ряд неотложных задач, как внешнеполитических, так и внутренних. Во-первых, такая схема позволяла создать новые рабочие места в самих США, которые еще не до конца вышли из тяжелейшего экономического кризиса 1929-1933 годов. Во-вторых, ленд-лиз позволял американскому правительству оказывать определенное влияние на страну-получателя ленд-лизовской помощи. Наконец, в-третьих, посылая своим союзникам только оружие, материалы и сырье, но не живую силу, президент Ф.Д.Рузвельт выполнял свое предвыборное обещание: «Наши парни никогда не будут участвовать в чужих войнах».




Первоначальный срок поставок по ленд-лизу был установлен до 30 июня 1943 года, с дальнейшей ежегодной пролонгацией по мере необходимости. А первым администратором этого проекта Рузвельт назначил бывшего министра торговли, своего помощника Гарри Гопкинса.

И не только для СССР

Вопреки еще одному распространенному заблуждению, система ленд-лиза создавалась отнюдь не под СССР. Первыми военную помощь на основе особых арендных отношений (аналога оперативного лизинга) в конце мая 1940 года попросили англичане, поскольку фактический разгром Франции оставил Великобританию без военных союзников на европейском континенте.

Сами англичане, запросившие первоначально 40-50 «старых» эсминцев, предложили три схемы расчетов: безвозмездный дар, оплата наличными и лизинг. Однако премьер У.Черчилль был реалистом и прекрасно понимал, что ни первое, ни второе предложения энтузиазма у американцев не вызовут, поскольку воюющая Англия была фактически на грани банкротства. Поэтому президент Рузвельт быстро принял третий вариант, и в конце лета 1940 года сделка состоялась.



Затем в недрах американского Министерства финансов родилась идея распространить опыт одной частной сделки на всю сферу всех межгосударственных отношений. Подключив к разработке законопроекта о ленд-лизе Военное и Военно-морское министерства, администрация президента США 10 января 1941 года внесла его на рассмотрение обеих палат Конгресса, который и был утвержден им 11 марта. Между тем, в сентябре 1941 года Конгресс США после долгих дебатов одобрил так называемую «Программу победы», суть которой, по словам самих американских военных историков (Р.Лейтон, Р.Коакли), заключалась в том, что «вкладом Америки в войну будет оружие, а не армии».

Сразу после подписания этой программы президентом Рузвельтом его советник и спецпредставитель Аверелл Гарриман вылетел в Лондон, а оттуда — в Москву, где 1 октября 1941 года нарком иностранных дел СССР В.М.Молотов, британский министр запасов и снабжения лорд У.Э.Бивербрук и президентский спецпредставитель А.Гарриман подписали Первый (Московский) протокол, который положил начало распространению программы ленд-лиза на Советский Союз.



Затем, 11 июня 1942 года, в Вашингтоне было подписано «Соглашение между правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии», которое окончательно отрегулировало все принципиальные вопросы военно-технического и экономического сотрудничества двух главных участников «антигитлеровской коалиции». В целом, в соответствии с подписанными протоколами, все ленд-лизовские поставки в СССР традиционно делят на несколько этапов:

Пред ленд-лиз — с 22 июня 1941 по 30 сентября 1941 года (до подписания протокола); Первый протокол — с 1 октября 1941 по 30 июня 1942 (подписан 1 октября 1941); Второй протокол — с 1 июля 1942 по 30 июня 1943 (подписан 6 октября 1942); Третий протокол — с 1 июля 1943 по 30 июня 1944 (подписан 19 октября 1943); Четвертый протокол — с 1 июля 1944 по 20 сентября 1945 (подписан 17 апреля 1944).




2 сентября 1945 года подписанием акта капитуляции милитаристской Японии Вторая мировая война была завершена, а уже 20 сентября 1945 года все поставки по ленд-лизу в СССР — прекращены.

Что, куда и сколько

Правительство США никогда не публиковало подробных отчетов того, что и сколько было отправлено по программе ленд-лиза в СССР. Но по уточненным данным доктора исторических наук Л.В.Поздеевой («Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны 1941-1945 гг., М., «Наука», 1969; «Лондон — Москва: Британское общественное мнение и СССР. 1939-1945», М., Институт всеобщей истории РАН, 1999), которые были извлечены ей из закрытых американских архивных источников, датированных 1952 годом, поставки по ленд-лизу в СССР осуществлялись по пяти маршрутам:

Дальний Восток — 8 244 000 тонн (47,1%); Персидский залив — 4 160 000 тонн (23,8%); Северная Россия — 3 964 000 тонн (22,7%); Советский Север — 681 000 тонн (3,9%); Советская Арктика — 452 000 тонн (2,5%).

Его соотечественник, американский историк Дж.Херринг столь же откровенно писал, что «ленд-лиз не был самым бескорыстным актом в истории человечества… Это был акт расчетливого эгоизма, и американцы всегда ясно представляли себе выгоды, которые они могут из него извлечь».



И это было действительно так, поскольку ленд-лиз оказался неиссякаемым источником обогащения многих американских корпораций. Ведь, по сути, единственной страной антигитлеровской коалиции, получившей весомый экономический выигрыш от войны, были именно США. Недаром в самих Соединенных Штатах Вторую мировую войну порой называют «хорошей войной», что, например, видно из названия работы известного американский историка С.Теркели «The Good War: An Oral History of World War II» («Хорошая война: устная история Второй мировой войны» (1984)). В ней он откровенно, с цинизмом отмечал: «Почти весь мир во время этой войны испытал страшные потрясения, ужасы и был почти уничтожен. Мы же вышли из войны, имея в наличии невероятную технику, орудия труда, рабочую силу и деньги. Для большинства американцев война оказалась забавой… Я не говорю о тех несчастных, которые потеряли своих сыновей и дочерей. Однако для всех остальных это было чертовски хорошее время».

Практически все исследователи этой темы в один голос говорят о том, что программа ленд-лиза заметно оживила экономическую конъюнктуру в США, в платежном балансе которых операции по ленд-лизу стали на время войны одной из ведущих статей. Для выполнения поставок по ленд-лизу администрация президента Рузвельта стала широко использовать так называемые контракты с «фиксированной рентабельностью» (cost-plus contracts), когда частные подрядчики могли сами устанавливать определенный уровень доходов по отношению к издержкам.


В случаях, когда требовались значительные объемы специализированной техники, в роли арендодателя выступало правительство США, покупавшее все необходимое оборудование для последующей передачи его в лизинг.

Только цифры

Конечно же, поставки по ленд-лизу приблизили победу над врагом. Но вот некоторые реальные цифры, которые говорят сами за себя.

Например, в годы войны стрелкового оружия всех основных типов на предприятиях Советского Союза было произведено более 29,1 млн. единиц, в то время как с американских, британских и канадских заводов на вооружение в РККА поступило всего лишь около 152 тыс. единиц стрелкового оружия, то есть 0,5%. Аналогичная картина наблюдалась и по всем типам артиллерийских систем всех калибров — 647,6 тыс. советских орудий и минометов против 9,4 тыс. заграничных, что составляло менее 1,5% от их общего числа .


По другим видам вооружений картина была несколько иная, но тоже не столь «оптимистическая»: по танкам и самоходным орудиям соотношение отечественных и союзнических машин составляло, соответственно, 132,8 тыс. и 11,9 тыс. (8,96%), и по боевым самолетам — 140,5 тыс. и 18,3 тыс. (13%).




И еще: из почти 46 млрд. долларов, в которые обошлась вся ленд-лизовская помощь, для Красной Армии, разгромившей львиную долю дивизий Германии и ее военных сателлитов, США выделили всего 9,1 млрд. долларов, то есть чуть больше одной пятой средств.

В то же время Британская империя получила более 30,2 млрд., Франция — 1,4 млрд., Китай — 630 млн. и даже страны Латинской Америки (!) получили 420 млн. долларов. А всего поставки по программе ленд-лиза получили 42 страны.

Надо сказать, что в последнее время общие поставки по ленд-лизу стали оценивать несколько иначе, но сути общей картины это не меняет. Вот какие существуют уточненные данные: из 50 млрд. долларов почти 31,5 млрд. было потрачены на поставки в Великобританию, 11,3 млрд. — в СССР, 3,2 млрд. — во Францию и 1,6 млрд. — в Китай.

Но, может быть, при общей незначительности объема заокеанской помощи она сыграла решающую роль именно в 1941 г., когда немцы стояли у ворот Москвы и Ленинграда, и когда до победного марша по Красной площади оставалось всего каких-то 25-40 км?

Давайте посмотрим статистику поставки вооружений за этот год. С начала войны до конца 1941 г. Красная Армия получила 1,76 млн. винтовок, автоматов и пулеметов, 53,7 тыс. орудий и минометов, 5,4 тыс. танков и 8,2 тыс. боевых самолетов. Из них наши союзники по антигитлеровской коалиции поставили всего 82 артиллерийских орудия (0,15%), 648 танков (12,14%) и 915 самолетов (10,26%). Причем изрядная часть присланной военной техники, в частности 115 из 466 танков английского производства, в первый год войны до фронта так и не добралась.




Если перевести эти поставки вооружений и военной техники в денежный эквивалент, то, по данным известного историка, доктора наук М.И.Фролова («Тщетные потуги: против принижения роли СССР в разгроме фашистской Германии», Лениздат, 1986; «Великая Отечественная война 1941-1945 гг. в немецкой историографии», С-П., изд-во ЛТА, 1994), которые многие годы успешно и достойно полемизирует с немецкими историками (В.Швабедиссен, К.Уэбе), «до конца 1941 года — в самый тяжелый для Советского государства период — в СССР по ленд-лизу из США были направлены материалы на сумму 545 тыс. долларов при общей стоимости американских поставок странам антигитлеровской коалиции 741 млн. долларов. То есть менее 0,1% американской помощи получил Советский Союз в этот сложный период.

К тому же первые поставки по ленд-лизу зимой 1941-1942 года достигли СССР очень поздно, а в эти критические месяцы русские, и одни только русские, оказывали реальное сопротивление германскому агрессору на своей собственной земле и своими собственными средствами, не получая какой-либо заметной помощи со стороны западных демократий. К концу же 1942 года согласованные программы поставок в СССР были выполнены американцами и англичанами на 55%. В 1941-1942 годах в СССР поступило всего 7% отправленных за годы войны из США грузов. Основное количество вооружения и других материалов было получено Советским Союзом в 1944-1945 годах, после коренного перелома в ходе войны».

Часть II

Теперь посмотрим, что же представляли собой боевые машины союзных стран, которые первоначально шли по программе ленд-лиза.

Из 711 истребителей, прибывших из Англии в СССР до конца 1941 года, 700 составляли безнадежно устаревшие машины типа «Киттихок», «Томагавк» и «Харрикейн», которые существенно уступая немецкому «Мессершмиту» и советскому «Яку» по скорости и маневренности и не имели даже пушечного вооружения. Даже если советскому летчику и удавалось поймать вражеского аса в пулеметный прицел, то их пулеметы винтовочного калибра зачастую оказывались совершенно бессильными против довольно крепкой брони немецких самолетов. Что касается новейших истребителей «Аэрокобра», то в 1941 году их было поставлено всего 11 штук. Причем первая «Аэрокобра» прибыла в Советский Союз в разобранном виде, без какой-либо документации и с полностью отработанным моторесурсом.




Это, кстати, относится и к двум эскадрильям истребителей «Харрикейн», вооруженных 40-мм танковыми пушками для борьбы с бронетехникой противника. Штурмовики из этих истребителей получились совсем никчемные, и они всю войну простояли в СССР без дела, поскольку желающих лететь на них в Красной Армии просто не нашлось.

Аналогичная картина наблюдалась и с хвалеными английскими бронемашинами — легким танком «Валлентайн», который советские танкисты окрестили «Валентина», и средним танком «Матильда», которую те же танкисты обозвали еще хлестче — «Прощай, Родина», Тонкая броня, пожароопасные карбюраторные двигатели и допотопная трансмиссия делали их легкой добычей немецких артиллеристов и гранатометчиков.

По авторитетному свидетельству личного помощника В.М.Молотова В.М.Бережкова, который в качестве переводчика И.В.Сталина участвовал во всех переговорах советского руководства с англо-американскими визитерами, Сталин нередко возмущался тем, что, например, англичане поставляли по ленд-лизу устаревшие самолеты типа «Харрикейн» и уклонялись от поставок новейших истребителей «Спитфайр». Более того, в сентябре 1942 года в беседе с лидером республиканской партии США У.Уилки, в присутствии американского и английского послов и У.Стэндли и А.Кларка Керра, верховный главнокомандующий прямо поставил перед ним вопрос: почему английское и американское правительства снабжают Советский Союз некачественными материалами?


И пояснил, что речь идет, прежде всего, о поставках американских самолетов П-40 вместо куда более современных «Аэрокобр», и что англичане поставляют никуда не годные самолеты «Харрикейн», которые значительно хуже германских. Был случай, добавил Сталин, когда американцы собрались поставить Советскому Союзу 150 «Аэрокобр», но англичане вмешались и оставили их себе. «Советские люди… отлично знают, что и американцы, и англичане имеют самолеты, равные или даже лучшие по качеству, чем немецкие машины, но по непонятным причинам некоторые из этих самолетов не поставляются в Советский Союз».




Американский посол адмирал Стэндли не имел сведений на этот счет, а английский посол Арчибальд Кларк Керр признал, что он в курсе дела с «Аэрокобрами», но стал оправдывать их отправку в другое место тем, что эти 150 машин в руках англичан принесут «гораздо больше пользы общему делу союзников, чем, если бы они попали в Советский Союз».

Обещанного три года ждут?

США обещали прислать в 1941 году 600 танков и 750 самолетов, а послали первых всего 182 и 204, соответственно.

Та же история повторилась и в 1942 году: если советская промышленность выпустила в этот год более 5,9 млн. единиц стрелкового оружия, 287 тыс. орудий и минометов, 24,5 тыс. танков и самоходных орудий и 21,7 тыс. самолетов, то по ленд-лизу за январь-октябрь 1942 года было поставлено всего 61 тыс. единиц стрелкового оружия, 532 орудий и минометов, 2703 танков и самоходок и 1695 самолетов.

Причем с ноября 1942 года, т.е. в самый разгар битвы за Кавказ и Сталинград и проведения операции «Марс» на Ржевском выступе, поставки вооружений практически полностью прекратились. По информации историков (М.Н.Супрун «Ленд-лиз и северные конвои, 1941-1945 гг.», М., изд-во «Андреевский флаг», 1997), эти перебои начались уже летом 1942 года, когда немецкая авиация и подлодки разгромили печально знаменитый Караван PQ-17, брошенный (по приказу Адмиралтейства) британскими конвойными судами. Результат оказался катастрофическим: до советских портов дошло всего 11 из 35 судов, что и было использовано в качестве предлога для приостановки отправки следующего конвоя, который отплыл от британских берегов только в сентябре 1942 года.




Новый Караван PQ-18 потерял по дороге 10 транспортов из 37, и очередной конвой был отправлен только в середине декабря 1942 года. Таким образом, за 3,5 месяца, когда на Волге шла решающая битва всей Второй мировой войны, в Мурманск и Архангельск пришло поодиночке менее 40 судов с ленд-лизовскими грузами. В связи с этим обстоятельством у многих возникло законное подозрение, что в Лондоне и Вашингтоне все это время просто выжидали, в чью пользу завершится сражением под Сталинградом.


Между тем, с марта 1942 года, т.е. всего через полгода после эвакуации из европейской части СССР более 10 тыс. промышленных предприятий, начался рост военного производства, которое уже к концу этого года превысило довоенные показатели в пять раз (!). Причем надо отметить, что 86% всей рабочей силы составляли старики, женщины и дети. Именно они в 1942-1945 годах дали советской армии 102,5 тыс. танков и самоходок, более 125,6 тыс. самолетов, более 780 тыс. артиллерийских орудий и минометов и т.д.


Не только оружие. И не только союзникам…

Шли по ленд-лизу и поставки, не относящиеся к основным видам вооружений. И тут цифры получаются и впрямь солидные. В частности, мы получили 2586 тыс. тонн авиационного бензина, что составляло 37% от произведенного в СССР в годы войны, и почти 410 тыс. автомобилей, т.е. 45% всего автотранспорта РККА (без учета трофейных автомобилей). Немалую роль сыграли и поставки продовольствия, хотя за первый год войны они были крайне незначительны, а всего США поставили примерно 15% мясных и прочих консервов.

А еще были станки, рельсы, паровозы, вагоны, радиолокаторы и другое полезное имущество, без которых много не навоюешь.




Безусловно, ознакомившись с этим внушительным списком ленд-лизовских поставок, можно бы искренне восхититься американскими партнерами по антигитлеровской коалиции», если не один нюанс: одновременно американские промышленные корпорации осуществляла поставки и в нацистскую Германию…

Например, нефтяная корпорация «Стандарт Ойл», принадлежавшая Джону Рокфеллеру-младшему, только по линии немецкого концерна «И.Г.Фарбениндустри» продала Берлину бензина и смазочных материалов на 20 млн. долларов. А венесуэльский филиал этой же компании ежемесячно отправлял в Германию 13 тыс. тонн сырой нефти, которую мощная химическая промышленность Третьего Рейха тут же перерабатывала в первоклассный бензин. Причем, драгоценным топливом дело не ограничивалось, и немцам из-за океана шел вольфрам, синтетический каучук и масса разных комплектующих для автомобильной промышленности, которыми германского фюрера снабжал его старинный друг Генри Форд-старший. В частности, хорошо известно, что на снабжение германского вермахту шло 30% всех автопокрышек, изготовленных на его заводах.

Что касается общего объема фордовско-рокфеллеровских поставок нацистской Германии, то полных сведений на этот счет нет до сих пор, поскольку это строжайшая коммерческая тайна, но даже то малое, что стало достоянием общественности и историков, позволяет понять, что торговля с Берлином в годы отнюдь не затихала.


Ленд-лиз — не благотворительность

Существует версия, что со стороны США ленд-лизовская помощь носила чуть ли не благотворительный характер. Однако при ближайшем рассмотрении и эта версия не выдерживает критики. Прежде всего, потому, что уже в ходе войны в рамках так называемого «обратного ленд-лиза» Вашингтон получил необходимого сырья общей стоимостью почти в 20% от переданных материалов и вооружений. В частности, из СССР были отправлены 32 тыс. тонн марганцевой и 300 тыс. тонн хромовой руды, значение которых в военной промышленности было крайне велико. Достаточно сказать, что когда в ходе Никопольско-Криворожской наступательной операции войск 3-го и 4-го Украинских фронтов в феврале 1944 года германская промышленность лишились никопольского марганца, то 150-мм лобовая броня немецких «королевских тигров» стала держать удар советских артиллерийских снарядов куда хуже, чем аналогичный 100-мм броневой лист, который стоял раньше на обычных «тиграх».




Кроме того, за союзные поставки СССР расплачивался золотом. Так, только на одном британском крейсере «Эдинбург», который был потоплен немецкими подлодками в мае 1942 года, находилось 5,5 тонн драгоценного металла.

Значительную часть оружия и боевой техники, как и полагалось по договору ленд-лиза, Советский Союз по окончании войны вернул обратно. Получив взамен счет на круглую сумму в 1300 млн. долларов. На фоне списания ленд-лизовских долгов иным державам это выглядело откровенным грабежом, поэтому И.В.Сталин потребовал пересчитать «союзнический долг».


Впоследствии американцы были вынуждены признать, что ошиблись, но накрутили на итоговую сумму проценты, и окончательная сумма, с учетом этих процентов, признанная СССР и США по Вашингтонскому соглашению в 1972 году, составила 722 млн. зеленых. Из них 48 млн. были выплачены США при Л.И.Брежневе, тремя равными платежами в 1973 году, после чего выплаты были прекращены в связи с вводом американской стороной дискриминационных мер в торговле с СССР (в частности, пресловутой «Поправки Джексона-Вэника» — авт.).

Лишь в июне 1990 года, в ходе новых переговоров президентов Дж.Буша-старшего и М.С.Горбачева, стороны вернулись к обсуждению ленд-лизовского долга, в ходе которых были установлены новый срок окончательного погашения задолженности — 2030 год, и оставшаяся сумма долга — 674 млн. долларов.



После распада СССР его технически долги были разделены на долги правительствам (Парижский клуб) и долги частным банкам (Лондонский клуб). Долг за ленд-лиз был долговым обязательством перед правительством США, то есть частью долга Парижскому клубу, который Россия полностью погасила в августе 2006 года.

По собственным оценкам

Президент США Ф.Д.Рузвельт прямо говорил, что «помощь русским — это удачно потраченные деньги», а его преемник в Белом доме Г.Трумэн еще в июне 1941 года на страницах «Нью-Йорк Таймс» заявил: «Если мы увидим, что Германиия побеждает, мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они, таким образом, убивают друг друга как можно больше»…

Первую официальную оценку роли ленд-лиза в общей

Россия до сих пор платит по ленд-лизу

Несмотря на то, что война закончилась 67 лет назад, а с ней прекратились и поставки по ленд-лизу, мы всё ещё не рассчитались с США за военную технику и вооружения, продовольствие и снаряжение, запчасти и ГСМ... Окончательный срок погашения нашего долга – 2030 год .

Как это может быть?

Справедливости ради, отметим, что благополучная рассчиталась со своим долгом по ленд-лизу перед и Канадой только 29 декабря 2006 года. Так, может быть, правы те, кто считает ленд-лиз кабалой , долю поставок в общем объёме – незначительной, а получаемые образцы техники и вооружения – устаревшими?

Оплачено кровью

Закон о ленд-лизе был принят конгрессом США 11 марта 1941 года. По нему Америка передавала своим союзникам во Второй мировой войне боеприпасы, технику, продовольствие и стратегическое сырьё, включая нефтепродукты. Предполагалось, что «поставленные материалы (машины, различная военная техника, оружие, сырьё, другие предметы), уничтоженные, утраченные и использованные во время войны, не подлежат оплате». Платить нужно было лишь за то , что оставалось после войны в целости и могло быть использовано странами – получательницами помощи. Таким образом, никаких оплат ленд-лиза во время войны не было. Правда, существовала какая-то хитрая схема «обратного ленд-лиза», по которой СССР отправлял в золото , платину , древесину, марганцевые и хромированные руды и т.п. Больше похоже на бартер, но это казуистика международных договоров.

После окончания войны был определён объём поставок США по ленд-лизу в СССР: он составил 11,3 млрд. долларов США. (По данным из других источников – около 10 млрд. долларов.) Американцы попросили частично оплатить гражданские поставки, находившиеся на складах на 2 сентября 1945 года. Поскольку СССР не сообщил своих данных инвентаризации, американцы оценили эти поставки в 2,6 млрд. долларов, а через год сократили эту сумму вдвое. Но, как сказал Сталин, «СССР сполна расплатился по долгам ленд-лиза кровью» .

Китай платить не будет

К лету 1941-го в Иране сложилась весьма напряжённая обстановка. Учитывая, что Гитлер планировал поход на Индию с последовательным захватом ближневосточных стран, Иран был наводнён немецкой агентурой. 25 июля в Иран вступили с юга британские войска, с севера – советские и одновременно устранили всю известную агентурную сеть Германии.

В ходе подготовки к приёму ленд-лизовских грузов, порты в Хорремшехре, Бандар-Шахпуре и Басре были реконструированы, на берегах Персидского залива возвели крупные сборочные авиационные и автомобильные заводы, полевые склады для комплектования и обработки грузов. Союзники также модернизировали необходимые им шоссейные и железные дороги, построили аэродромы. Прежде всего, была реконструирована железная дорога от Персидского залива до Тегерана и на базе просёлочных дорог построены современная автомагистраль с твёрдым покрытием, станции технического обслуживания. Из и были доставлены сотни дизельных локомотивов, тысячи грузовых вагонов и платформ, а также грузовых автомобилей.

Самолёты первое время собирали в Маргиле и Шуайбе, а после создания авиабазы в Абадане для перегона сформировали 2 советских авиаполка, укомплектованных опытными лётчиками-фронтовиками. Часть машин направлялась разобранными и собиралась уже в СССР.

Группой американских военных специалистов, отправленных в , руководили русские. Контролировал перевозки южным путём ни кто иной, как Анастас Иванович Микоян – зампред Совнаркома СССР. На сборочных заводах работали местные жители – арабы и персы, администрация состояла из американцев и англичан, а принимали продукцию советские военные специалисты.

В марте 1943 года надзор за Трансиранской железной дорогой и портами Персидского залива взяли на себя американцы. С середины года заработали сборочные предприятия в местечках Эш-Шуайба (на юго-западе от Басры, Ирак) и Андимешк, что на Трансиранской железнодорожной магистрали. Сразу поток увеличился – с юга стало поступать до 10 000 автомобилей в месяц. Только автосборочный завод в Андимешке отправил в СССР около 78 000 машин – вот что значит американская технология масс-продакшн! Всего же южным путём мы получили две трети ленд-лизовских автомобилей.

Однако у трансиранского маршрута, как и у арктических конвоев, были свои недостатки: во-первых, он был слишком продолжительным (путь конвоя от до берегов Ирана вокруг южноафриканского мыса Доброй Надежды занимал примерно 75 дней, а затем время уходило еще и на проход груза по Ирану и Кавказу или Каспию). Во-вторых, судоходству в Каспии мешала немецкая авиация. С удалением фронта от границ СССР этот путь потерял своё значение, и в 1945-м ленд-лизовские грузы пошли через Чёрное море.

Закончить хочется выдержкой из статьи Уилсона , профессора Канзасского университета: «То, что Америка пережила во время войны, в корне отличается от испытаний, выпавших на долю её главных союзников. Только американцы могли назвать «хорошей войной» , поскольку она помогла значительно повысить жизненный уровень и потребовала от подавляющего большинства населения слишком мало жертв…»