Главная · Освещение · Правда и мифы о заградотрядах.

Правда и мифы о заградотрядах.

Продовольственные заградотряды

Еще в декабре 1918 Наркомпрод выступил с предложением о ликвидации всех заградотрядов, кроме отрядов Наркомпрода и губернских продкомов. Но четкий запрет всем органам власти, кроме Наркомпрода, выставлять заградотряды и реквизировать продукты питания, был принят СНК только 29 июня 1920.

Заградотряды ликвидированы во второй половине 1921 после введения нэпа .

Заградительные отряды Троцкого

Инициатива создания заградительных отрядов на фронтах гражданской войны принадлежит Троцкому . В книге «Вокруг Октября» он воспоминает:

Наспех сколоченные полки и отряды, преимущественно из разложившихся солдат старой армии, как известно, весьма плачевно рассыпались при первом столкновении с чехословаками.

Чтобы преодолеть эту гибельную неустойчивость, нам необходимы крепкие заградительные отряды из коммунистов и вообще боевиков,-- говорил я Ленину перед отъездом на восток.-- Надо заставить сражаться. Если ждать, пока мужик расчухается, пожалуй, поздно будет.

Конечно, это правильно,-- отвечал он,-- только опасаюсь, что и заградительные отряды не проявят должной твердости. Добёр русский человек, на решительные меры революционного террора его не хватает. Но попытаться необходимо.

Весть о покушении на Ленина и об убийстве Урицкого застигла меня в Свияжске. В эти трагические дни революция переживала внутренний перелом. Ее «доброта» отходила от нее. Партийный булат получал свой окончательный закал. Возрастала решимость, а где нужно - и беспощадность. На фронте политические отделы рука об руку с заградительными отрядами и трибуналами вправляли костяк в рыхлое тело молодой армии. Перемена не замедлила сказаться. Мы вернули Казань и Симбирск 7. В Казани я получил от выздоравливавшего после покушения Ленина телеграмму по поводу первых побед на Волге.

Троцкий Л.Д. Вокруг Октября. 1924

В годы Великой Отечественной войны

Начало Великой Отечественной войны

27 июня 1941 года Третье управление наркомата обороны СССР издаёт директиву № 35523 о работе своих органов в военное время. А 29 октября 1944 года приказом наркома обороны И.В.Сталина заградотряды были расформированы в связи с изменением обстановки на фронте. Личный состав пополнил стрелковые подразделения. В ней, в частности, была предусмотрена :

Организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т. д., выделяемых командованием с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления с задачами:
а) задержания дезертиров;
б) задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта;
в) предварительного расследования, производимого оперативными работниками органов Третьего управления НКО (1-2 дня) с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности.

Приказом НКВД СССР № 00941 от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий - отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов - отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД .

Инструкция для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами … § 4
Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами осуществляют следующие мероприятия:
а) организуют службу заграждения путём выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;
б) тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникёров, бежавших с поля боя;
в) всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;
г) всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;
д) в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;
е) приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в необходимых случаях перед строем;
ж) ведут количественный учёт всех задержанных и направленных в части и персональный учёт всех арестованных и осуждённых;
з) ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осуждённых, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части.

Из директивы Управления особых отделов НКВД СССР № 39212 от 28 июля 1941 года об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта:

…Одним из серьёзных средств выявления засылаемых к нам агентов германской разведки являются организованные заградительные отряды, которые должны тщательно проверять всех без исключения военнослужащих, неорганизованно пробирающихся с фронта в прифронтовую полосу, а также военнослужащих, группами или в одиночку попадающих в другие части.
Однако имеющиеся материалы говорят о том, что работа заградительных отрядов ещё недостаточно организована, проверка задержанных лиц проводится поверхностно, зачастую не оперативным составом, а военнослужащими.
В целях выявления и беспощадного уничтожения агентуры противника в частях Красной Армии предлагаю:
1. Усилить работу заградительных отрядов, для чего выделить в отряды опытных оперативных работников. Установить, как правило, что опрос всех без исключения задерживаемых должен производиться только оперработниками.
2. Всех лиц, возвратившихся из германского плена, как задержанных заградительными отрядами, так и выявленных агентурным и другим путём, арестовывать и тщательно допрашивать об обстоятельствах пленения и побега или освобождения из плена.
Если следствием не будут добыты данные о причастности их к органам германской разведки, таких лиц из-под стражи освобождать и направлять на фронт в другие части, установив за ними постоянное наблюдение как со стороны органов особого отдела, так и со стороны комиссара части.

Директива Ставки ВГК № 001919 командующим войсками фронтов, армиями, командирам дивизий, главнокомандующему войсками Юго-Западного направления о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях .
12 сентября 1941 года.
Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: “Нас окружили!” и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникёрские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твёрдых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.
В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного главнокомандования приказывает:
1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надёжных бойцов, численностью не более батальона (в расчёте по 1 роте на стрелковый полк), подчинённый командиру дивизии и имеющий в своём распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.
2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твёрдой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.
3. Обязать работников особых отделов и политсостав дивизий оказывать всяческую помощь командирам дивизий и заградительным отрядам в деле укрепления порядка и дисциплины дивизии.
4. Создание заградительных отрядов закончить в пятидневный срок со дня получения настоящего приказа.
5. О получении и исполнении командующим войсками фронтов и армий донести.
Ставка Верховного главнокомандования
И. Сталин
Б. Шапошников

Сталинградская битва

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной.

По состоянию на 15 октября 1942 года в Красной Армии было сформировано 193 заградительных отряда. Из них Особым отделам Сталинградского фронта подчинено - 16, а Донского фронта - 25 . Заградотрядами с 1 августа по 1 октября 1942 года

задержано 140 755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта. Из числа задержанных:

  • арестовано 3 980 человек;
  • расстреляно 1 189 человек;
  • направлено в штрафные роты 2 776 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 185 человек;
  • возвращено в свои части и на пересылочные пункты 131 094 человека.

По Донскому фронту задержано 36 109 человек:

  • арестовано 736 человек;
  • расстреляно 433 человека;
  • направлено в штрафные роты 1 056 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 33 человека;
  • возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 933 человека.

По Сталинградскому фронту задержано 15 649 человек:

  • арестовано 244 человека;
  • расстреляно 278 человек;
  • направлено в штрафные роты 218 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 42 человека;
  • возвращено в свои части и на пересыльные пункты 14 833 человека.

Справка ОО НКВД СТФ в УОО НКВД СССР о деятельности заградительных отрядов Сталинградского и Донского фронтов не ранее 15 октября 1942 года

Практика и результаты использования

Генерал армии Герой Советского Союза П. Н. Лащенко :

Да, были заградительные отряды. Но я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере на нашем участке фронта. Уже сейчас я запрашивал архивные документы на этот счёт, таких документов не нашлось. Заградотряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были; наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты. Скажу больше, фронт получал пополнение, естественно, необстрелянное, как говорится, пороху не нюхавшее, и заградительные отряды, состоявшие исключительно из солдат уже обстрелянных, наиболее стойких и мужественных, были как бы надёжным и сильным плечом старшего. Бывало нередко и так, что заградотряды оказывались с глазу на глаз с теми же немецкими танками, цепями немецких автоматчиков и в боях несли большие потери. Это факт неопровержимый.

Официальное письмо, адресованное в октябре 1941 г. Народному комиссару внутренних дел СССР Л. П. Берии заместителем начальника Управления Особых отделов НКВД СССР, комиссаром госбезопасности 3 ранга Соломоном Мильштейном :

С начала войны по 10-е октября с.г. (1941) особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из числа задержанных, арестовано 25878 человек, остальные 632486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.

В числе арестованных:

  • шпионов - 1505;
  • диверсантов - 308;
  • изменников - 2621;
  • трусов и паникеров - 2643;
  • распространители провокационных слухов - 3987;
  • других - 4371.
  • Всего - 25 878.
По постановлениям особых отделов и по приговорам военных трибуналов расстреляно 10201 человек. Из них расстреляно перед строем - 3321 человек

Для тщательной проверки военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену или в окружении противника, решением ГКО № 1069сс от 27 декабря 1941 года в каждой армии были созданы армейские сборно-пересыльные пункты и организованы спецлагеря НКВД. В 1941-1942 годах было создано 27 спецлагерей, но в связи с проверкой и отправкой проверенных военнослужащих на фронт они постепенно ликвидировались (к началу 1943 года функционировало всего 7 спецлагерей). По официальным данным, в 1942 году в спецлагеря поступило 177 081 бывших военнопленных и окруженцев. После проверки особыми отделами НКВД в Красную Армию было передано 150 521 человек.

Заградительные отряды были упразднены осенью 1944 года.

Оценки и мнения

Конечно же, шли в атаку не все, хотя и большинство. Один прятался в ямку, вжавшись в землю. Тут выступал политрук в основной своей роли: тыча наганом в рожи, он гнал робких вперед… Были дезертиры . Этих ловили и тут же расстреливали перед строем, чтоб другим было неповадно… Карательные органы работали у нас прекрасно. И это тоже в наших лучших традициях. От Малюты Скуратова до Берии в их рядах всегда были профессионалы, и всегда находилось много желающих посвятить себя этому благородному и необходимому всякому государству делу. В мирное время эта профессия легче и интересней, чем хлебопашество или труд у станка. И барыш больше, и власть над другими полная. А в войну не надо подставлять свою голову под пули, лишь следи, чтоб другие делали это исправно.

Войска шли в атаку, движимые ужасом. Ужасна была встреча с немцами, с их пулеметами и танками, огненной мясорубкой бомбежки и артиллерийского обстрела. Не меньший ужас вызывала неумолимая угроза расстрела . Чтобы держать в повиновении аморфную массу плохо обученных солдат, расстрелы проводились перед боем. Хватали каких-нибудь хилых доходяг или тех, кто что-нибудь сболтнул, или случайных дезертиров, которых всегда было достаточно. Выстраивали дивизию буквой «П» и без разговоров приканчивали несчастных. Эта профилактическая политработа имела следствием страх перед НКВД и комиссарами - больший, чем перед немцами. А в наступлении, если повернешь назад, получишь пулю от заградотряда. Страх заставлял солдат идти на смерть. На это и рассчитывала наша мудрая партия, руководитель и организатор наших побед. Расстреливали, конечно, и после неудачного боя. А бывало и так, что заградотряды косили из пулеметов отступавшие без приказа полки. Отсюда и боеспособность наших доблестных войск.

Участник войны Левин Михаил Борисович:

Приказ предельно жестокий, страшный по своей сути, но если честно говорить - по моему мнению, он был необходим…

Многих этот приказ «отрезвил», заставил опомниться…

А насчет заградотрядов - то я всего лишь один раз столкнулся на фронте с их «деятельностью». В одном из боев на Кубани у нас дрогнул и побежал правый фланг, так заградотряд открыл огонь, где наперерез, где прямо по бегущим… После этого я вблизи передовой заградотряды ни разу не видел. Если в бою возникала критическая ситуация, то в стрелковом полку функции заградотрядчиков - остановить драпающих в панике - выполняла резервная стрелковая рота или полковая рота автоматчиков.

- Книга памяти. - Пехотинцы. Левин Михаил Борисович. Герой ВОВ. Проект Я Помню

Участник войны А. Дергаев:

Сейчас много говорят о заградотрядах. Мы стояли в ближайшем тылу. Непосредственно за пехотой, но я их не видел. То есть они наверно где-то были, возможно ещё дальше за нами. Но мы с ними не сталкивались. Несколько лет назад пригласили нас на концерт Розенбаума в концертный зал Октябрьский. Он поёт песню, в которой такие слова: «… вырыли мы окоп в полный рост. Немец бьёт нам прямо в лоб, а сзади заградотряд…». Я сидел на балконе и не выдержав вскочил и кричу: «Позор! Позор!» А вся публика проглотила. Я в перерыве им говорю: «Над вами издеваются, а вы молчите». Он и сейчас эти песни поёт. В общем как женщин мы на фронте не видели, так и НКВД.

Эта тема до сих пор практически не изучена. Что же на самом деле представляли собой заградительные отряды? Прежде всего заградотряды отнюдь не изобретение сталинского руководства. В той или иной форме такие структуры существовали с глубокой древности. Так, например, персидский царь Дарий в битве при Гавгамелах (331 год до н. э.) поставил свою гвардию позади греческих наёмников, поскольку сомневался в поведении греков, вынужденных сражаться против своих же соотечественников. Заградотряды использовал Александр Македонский. Пётр I, особенно в первые годы Северной войны, ставил калмыков с пиками позади плохо обученных новобранцев. Наполеон во время русского похода располагал пушки в тылу наступающих испанских частей. В 1916 году генерал Брусилов размещал позади идущей в атаку пехоты пулемётные команды. Неизвестно, правда, пускали ли пулемёты в ход, но уже сам факт их присутствия убавлял желание отступать… Немцы, кстати, частенько поступали точно так же. А во французской армии солдат, самовольно оставивших передовую, особые отряды отлавливали и ставили к стенке без всяких формальностей. В Гражданскую войну заградительные отряды применяли как белые, так и красные. Особенно когда в погоне за увеличением численности войск обе стороны стали прибегать к насильственной мобилизации. Известны случаи, когда колчаковцы подгоняли наступавшие цепи артиллерийским огнём, особенно этим отличался атаман Анненков, чьи методы породили термин «белый большевизм». А латышские части и личная охрана Троцкого открывали пулемётную стрельбу по дрогнувшим красным войскам. Так что ничего нового в заградительных отрядах нет.

Но во время Второй мировой войны смысл существования заградотрядов несколько исказился. Говоря о заградотрядах Великой Отечественной войны, часто, случайно или сознательно, допускают смешение двух совершенно разных вещей. Потому-то в свидетельствах очевидцев царит путаница. Под термином «заградительные отряды» понимаются порой совершенно разные структуры.

С самого начала войны в Красной армии действовали так называемые заградительные отряды войск НКВД по охране тыла. Подчинялись они Управлению особых отделов НКВД, которым руководил Лаврентий Берия. Войска НКВД - это аналог современных внутренних войск, куда призывались на срочную службу обычные люди. Что же касается частей по охране тыла, то они, по сути, выполняли те же функции, что полевая жандармерия вермахта или англо-американская военная полиция. Они обеспечивали безопасность тыловых коммуникаций, отлавливали вражеских агентов, дезертиров, мародёров и т. д. И доставляли их в особые отделы для выяснения.

Правда, в случае с войсками НКВД дело обстояло сложней. Как известно, первые месяцы войны представляли собой череду отступлений и эвакуации. В этой обстановке некоторые командиры и политработники срывали знаки различия и уничтожали документы, солдаты бросали оружие… Всю эту публику задерживали заградотряды НКВД и в случае нужды - направляли в особые отделы, которые искали в их рядах шпионов. Но это отнюдь не значит, что всех задержанных ставили к стенке. Далеко не всех. Вот что говорит нам официальный документ.


«Совершенно секретно

Народному комиссару внутренних дел СССР

Генеральному комиссару государственной безопасности

товарищу БЕРИЯ


СПРАВКА

С начала войны по 10-е октября с.г. Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта.

Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249 969 человек и заградительными отрядами Войск НКВД по охране тыла - 407 395 военнослужащих.

Из числа задержанных, Особыми отделами арестовано 25 878 человек, остальные 632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.

В числе арестованных Особыми отделами:

шпионов - 1505

диверсантов - 308

изменников - 2621

трусов и паникёров - 2643

дезертиров - 8772

распространителей провокационных слухов - 3987

самострельщиков - 1671

других - 4371

Всего - 25 878

По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10 201 человек, из них расстреляно перед строем - 3321 человек.

(Зам. Нач. Управления ОО НКВД СССР) (комиссар гос. безопасности 3 ранга С. Мильштейн) ((октябрь 1941 года)».)


Появление же других, овеянных жуткой легендой заградотрядов относится к лету 1942 года. Они были созданы после знаменитого Приказа Народного комиссариата обороны № 227 от 28 июля 1942 года. Вот лишь некоторые выдержки:


«1. Не хватает порядка и дисциплины в ротах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять свою Родину.

Нельзя дальше терпеть командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникёров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникёры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование - ни шагу назад без приказа высшего командования.

2. Военным советам и прежде всего командующим армиями…

б) сформировать в пределах армии 3–5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

(Народный комиссар обороны И. СТАЛИН»)


Приказ этот отдали не от хорошей жизни. Летом 1942 года положение Красной армии было хуже некуда. На юге фронт фактически перестал существовать. По бескрайней степи брели части, лишённые связи, не представляющие, где свои, где чужие. Тут выбор один - либо полная катастрофа, либо крутые меры. И были созданы заградотряды. Кстати, само их существование ни для кого не являлось секретом.

Посылали в них обычных военнослужащих - из частей, не имеющих к ведомству Берии никакого отношения. Какого-то особого центрального командования у заградотрядов не было. Собственно, приказ о непосредственном создании таких отрядов издавал командующий конкретной армией, который сам решал, кого туда послать и как вооружить. Командующему армией они и подчинялись. Интересно, что у фронтовых командиров особое недовольство вызвал не сам факт их создания, а то, что заградотряды часто были вооружены автоматами, которых тогда ещё недоставало.

Конечно, предпочитали брать коммунистов. Но и это получалось не всегда. «Я был кандидатом в партию. Как попал в заградотряд? Моего согласия никто не спрашивал. После госпиталя дали предписание: прибыть туда-то. А на месте разъяснили задачу: задерживать дезертиров и паникёров. И всё. Куда послали, там и служил», - рассказывал один ветеран. Никаких сведений о том, что в такие отряды набирали уголовников, которых днём и ночью накачивали водкой, обнаружить не удалось.

Согласно приказу, заградотряды выставлялись в тылу у неустойчивых дивизий. Кто они, эти неустойчивые? Прежде всего - части, наскоро сформированные из новобранцев, укомплектованные необстрелянными командирами. Хотя руководство Красной армии и старалось разбавлять новичками побывавшие в бою части. Но в те критические дни дыры в обороне затыкали кем придётся. Между прочим, за другим детищем Приказа № 227 - штрафными батальонами - заградительных отрядов не было! Их боевой дух был очень высок.

Чем же непосредственно занимались заградотряды? Вот тут-то и начинаются загадки. При самом тщательном поиске никому из историков не удалось обнаружить в архивах свидетельств о том, что эти части гнали войска в наступление под дулами пулемётов и расстреливали отступающих. Вот, к примеру, что пишет в своих воспоминаниях Герой Советского Союза генерал армии Лащенко: «Я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере на нашем участке фронта. Уже после войны я запрашивал архивные документы на этот счёт. Таких документов не нашлось… Заградительные отряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеских десантов, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были, наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты».

Конечно, не всё было так хорошо и благостно. Вот рассказ одного из ветеранов, служивших в этих соединениях.

«Дело было на Северном Кавказе. Нам встретилась часть, отступающая в полном беспорядке…

Слова на них уже не действовали. Мы стали стрелять в воздух, потом - в землю перед отступающими… Затем наш командир принял решение: расстрелять на месте капитана, командовавшего частью… Этот расстрел хоть привёл остальных в чувство». Скорее всего этот случай не был единичным явлением.

На особо важных переправах нарушителю порядка могли без всяких разговоров пустить пулю в лоб. Но так же действовал и Наполеон при знаменитой переправе через Березину. Дабы избежать паники, старая гвардия открыла огонь по своим. На войне как войне.

А что касается массовых расстрелов отступавших… Ветеран Кононов: «На передовой у нас ходили слухи, особенно среди новобранцев, что за спиной стоят пулемёты, которые откроют по нам огонь, если мы уйдём с позиции. Но чтобы его действительно открывали - такого я не видел и не слышал». Что ж, можно предположить, что особые отделы применили здесь способ психологической обработки. Но одно дело - расстреливать и совсем другое - пугать.

Вот ещё одно мнение человека, прошедшего всю войну: «Заградотряды солдаты, конечно, недолюбливали. Но, по-моему, вокруг них много клеветы. Да, я слышал песню про то, что „эту роту расстрелял из пулемёта свой же заградительный отряд…“ Такое может сочинить только тот, кто никогда не был на войне. Ну, допустим, расстреляли эту роту. А кто воевать-то дальше будет?..»

Кстати, в войсках вермахта специальные заградительные отряды, дополняющие полевую жандармерию, появились ещё раньше, чем у нас, - во время наступления Красной армии зимой 1941–1942 годов. Задачи у них были абсолютно такие же - расстреливать на месте паникёров и дезертиров. Вот что писал в своих послевоенных записках обер-лейтенант Курт Штайгер: «В зимний период наши военнослужащие страдали от страшных русских морозов. Боевой дух упал. Некоторые солдаты пытались под разными предлогами оставить находящиеся на передовой части. К примеру, симулировали тяжёлые обморожения. Поддержанию дисциплины во многом способствовали специальные части, которые по приказу командования задерживали таких солдат. Они имели очень широкие полномочия, в том числе и право на применение смертной казни без суда».

А советские заградительные отряды исчезли незадолго до окончания войны. В связи с изменением ситуации на фронтах после 1943 года отпала необходимость в их дальнейшем существовании. К 20 ноября 1944 года в соответствии с Приказом НКО СССР № 0349 они были расформированы.

Откуда же появилась легенда о жестокости заградотрядов? По мнению специалистов, впервые эту тему начал настойчиво раскручивать пропагандистский аппарат власовской Русской освободительной армии. Ведь главное положение идеологии власовцев - они, мол, воюют не за немцев, а за освобождение России от тирании Сталина. Почему же остальные люди сражаются с освободителями до последнего вздоха? Их под пулемётами гонят.

Но есть и ещё одна тонкость. «На войне бывает всякое, - говорит полковник в отставке Ширенко. - К примеру, я наблюдал, как командир артиллерийской батареи по ошибке накрыл собственную отступающую часть. Его, кстати, за это отправили под трибунал, а потом - в штрафной батальон. Попадали солдаты и под собственные пулемёты. И собственные самолёты и танки подбивали. Мало кто знает, к примеру, что самое крупное в мировой истории танковое сражение под Прохоровкой началось с перестрелки между своими. Две наших танковых колонны не узнали друг друга в тумане». Не из-за таких ли печальных, но, увы, неизбежных на войне ошибок пошли слухи о расстрелах своих?

(НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В 1941 году)

Рассматриваются назначение, история формирования и действия заградительных отрядов на Северо-Западном театре военных действий в 1941 году.

Одной из малоизученных страниц истории Великой Отечественной войны является деятельность заградительных отрядов. В советское время этот вопрос был покрыт завесой секретности. Согласно «Правилам по сохранению военной тайны в печати Красной Армии (на военное время)», утверждённым приказом заместителя наркома обороны Маршала Советского Союза А.М. Василевского № 034 от 15 февраля 1944 года:

14. Все сведения о заградительных отрядах, штрафных батальонах и ротах»

Подобный порядок сохранялся и после окончания войны. Неудивительно, что с началом перестроечных «разоблачений» в общественном мнении был сформирован некий зловещий образ «палачей из НКВД», расстреливавших отступающих красноармейцев из пулемётов.

В последнее десятилетие вышел ряд публикаций с попыткой анализа истории заградительных отрядов на основе архивных документов (например ). Тем не менее, вопрос остаётся недостаточно изученным. Так, широко распространено ошибочное мнение, будто заградительные отряды появились лишь после выхода знаменитого приказа народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года.

Ввиду обширности темы рассмотреть её в рамках одной публикации невозможно. В данной статье мы ограничимся историей создания и применения заградительных отрядов на Северо-Западном театре военных действий в 1941 году. Таким образом, в сферу исследования попадают:

Северо-Западный фронт, образованный 22 июня 1941 года на базе управления и войск Прибалтийского Особого военного округа .

Северный фронт, образованный 24 июня 1941 года на базе управления и войск Ленинградского военного округа . Директивой Ставки Верховного Главнокомандования № 001199 от 23 августа 1941 года Северный фронт был разделён на Карельский и Ленинградский фронты .

Балтийский флот, находившийся с 28 июня 1941 года в оперативном подчинении Северного фронта, а с 30 августа 1941 года - в оперативном подчинении Ленинградского фронта.

Волховский фронт, образованный 17 декабря 1941 года , т.е. за две недели до конца рассматриваемого периода, выходит за рамки данной статьи.

В начале февраля 1941 г. наркомат внутренних дел был разделён на собственно НКВД и наркомат государственной безопасности (НКГБ). При этом военная контрразведка согласно постановлению Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 8 февраля 1941 года была выделена из НКВД и передана наркоматам обороны и Военноморского флота СССР, где были созданы Третьи управления нКО СССР и НКВМФ СССР .

27 июня 1941 г. Третье управление наркомата обороны СССР издало директиву № 35523 о работе своих органов в военное время. Среди прочего в ней была предусмотрена «организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т.д., выделяемых командованием с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления с задачами:

а) задержания дезертиров;

б) задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта;

в) предварительного расследования, производимого оперативными работниками органов Третьего управления НКО (1-2 дня) с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности» .

Во исполнение этой директивы уже 28 июня на Северо-Западном фронте был создан контрольно-заградительный отряд войск НКВД охраны тыла Действующей Армии . 2 июля 1941 г. он был расформирован, а вместо него создан 1-й заградительный отряд войск НКВД охраны тыла Действующей Армии .

В июле 1941 г. происходит объединение НКВД и НКГБ. 17 июля 1941 г. постановлением Государственного Комитета Обороны №187сс органы Третьего управления НКО преобразуются в особые отделы и также переходят в подчинение НКВД. Это способствовало установлению более тесной связи между ними и территориальными органами госбезопасности. При этом особым отделам предоставляется право ареста дезертиров, а в необходимых случаях - и расстрела их на месте .

На следующий день нарком внутренних дел СССР Л.П.Берия в своей директиве № 169 так разъяснил задачи особых отделов: «Смысл преобразования органов Третьего управления в особые отделы с подчинением их НКВД заключается в том, чтобы повести беспощадную борьбу со шпионами, предателями, диверсантами, дезертирами и всякого рода паникёрами и дезорганизаторами.

Беспощадная расправа с паникёрами, трусами, дезертирами, подрывающими мощь и порочащими честь Красной Армии, так же важна, как и борьба со шпионажем и диверсией» .

Для обеспечения оперативных мероприятий приказом НКВД СССР № 00941 от 19 июля 1941 г. при особых отделах дивизий и корпусов были сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий - отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов - отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД .

Выполняя свои задачи, особые отделы, в частности, выставляли заградительные отряды в тылу наших войск, о чем говорит, например, «Инструкция для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами»:

Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами осуществляют следующие мероприятия:

а) организуют службу заграждения путём выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;

б) тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникёров, бежавших с поля боя;

в) всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;

г) всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;

д) в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;

е) приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в необходимых случаях перед строем;

ж) ведут количественный учёт всех задержанных и направленных в части и персональный учёт всех арестованных и осуждённых;

з) ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осуждённых, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части» .

Следующий документ - директива Управления особых отделов НКВД СССР №39212 от 28 июля 1941 г. об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта. В ней, в частности, сказано:

«одним из серьёзных средств выявления засылаемых к нам агентов германской разведки являются организованные заградительные отряды, которые должны тщательно проверять всех без исключения военнослужащих, неорганизованно пробирающихся с фронта в прифронтовую полосу, а также военнослужащих, группами или в одиночку попадающих в другие части.

Однако имеющиеся материалы говорят о том, что работа заградительных отрядов ещё недостаточно организована, проверка задержанных лиц проводится поверхностно, зачастую не оперативным составом, а военнослужащими.

В целях выявления и беспощадного уничтожения агентуры противника в частях Красной Армии предлагаю:

1. Усилить работу заградительных отрядов, для чего выделить в отряды опытных оперативных работников. Установить, как правило, что опрос всех без исключения задерживаемых должен производиться только оперработниками.

2. Всех лиц, возвратившихся из германского плена, как задержанных заградительными отрядами, так и выявленных агентурным и другим путём, арестовывать и тщательно допрашивать об обстоятельствах пленения и побега или освобождения из плена.

Если следствием не будут добыты данные о причастности их к органам германской разведки, таких лиц из-под стражи освобождать и направлять на фронт в другие части, установив за ними постоянное наблюдение как со стороны органов особого отдела, так и со стороны комиссара части» .

О повседневной работе заградительных отрядов в первые месяцы войны даёт представление докладная записка начальника 3-го отдела Краснознамённого Балтийского флота дивизионного комиссара Лебедева № 21431 от 10 декабря 1941 г. в Военный совет КБФ . Заградительный отряд при 3-м отделе Балтийского флота был сформирован в июне 1941 г. Он представлял собой оснащённую автотранспортом манёвренную роту. Для её усиления по инициативе 3-го отдела на одном из предприятий Таллина были изготовлены два самодельных бронеавтомобиля.

Первоначально отряд действовал на территории Эстонии. В целях борьбы с дезертирством на дорогах, ведущих в Таллин и Ленинград, были выставлены заслоны. Однако поскольку сухопутный фронт в тот момент проходил достаточно далеко, случаев дезертирства в зоне ответственности наблюдалось мало. В связи с этим основные усилия заградотряда и приданной ему группы оперативных работников были направлены на борьбу с укрывавшимися в лесах и болотах бандами эстонских националистов. Значительное количество мелких банд, состоявших главным образом из членов организации «Кайтселиит», действовало на шоссейных дорогах, нападая на небольшие подразделения Красной Армии и отдельных военнослужащих.

В результате работы заградотряда в первые дни войны в районе Локса было поймано шесть бандитов, один из них при попытке к бегству был убит. По агентурным данным тогда же были арестованы три человека по обвинению в пособничестве бандитам.

Практика показала, что в районах действия банд очень важно иметь осведомителей в продуктовых магазинах, кафе и столовых небольших населённых пунктов, так как бандитские группы время от времени вынуждены были закупать продукты, спички, патроны и т.п., направляя для этого в посёлки своих представителей. Во время одного из таких визитов в сельский продуктовый магазин четверо бандитов были обнаружены двумя разведчиками из состава заградотряда. Несмотря на численный перевес, последние попытались их задержать. В результате один из бандитов был убит в перестрелке, двоим удалось скрыться, четвёртому же, хотя, как оказалось, в прошлом он был чемпионом Эстонии по бегу, сбежать не удалось. Он был ранен, захвачен и доставлен в 3-й отдел.

Проведённые заградотрядом облавы, прочёсывания местности, секреты и заставы значительно затруднили действия эстонских банд, и случаи вооружённого нападения в тех районах, которые отряд контролировал, резко сократились.

Когда в результате контрудара 8-й армии в середине июля 1941 г. был освобождён полуостров Виртсу, взвод заградотряда и группа оперативных работников выехали в этот район для проведения операции по очистке полуострова от лиц, враждебно относившихся к советской власти и оказывавших содействие фашистам. На пути в Виртсу взвод заградотряда внезапно на машинах врезался в заставу немцев, располагавшуюся на развилке дорог Виртсу - Пярну, на хуторе Карузе. Взвод был обстрелян ружейно-пулемётным и миномётным огнём противника, спешился и принял бой. В результате боя немцы, оставив противотанковую пушку, пулемёт и боезапас, спешно отступили. Потери заградотряда составили 6 человек убитыми и 2 ранеными.

Передав оборону отбитого участка регулярным частям, взвод заградотряда прибыл в Виртсу. Оперативная группа немедленно развернула работу, в результате чего были задержаны руководитель местной организации «Кайтселиит», два бывших члена этой организации, состоявших в созданном немецким командованием формировании «самозащиты», владелец местного ресторана, использовавшийся немцами как переводчик, а также провокатор, предавший фашистским властям двух агентов нашей погранохраны. Среди населения Виртсу были завербованы 6 осведомителей.

В тот же период была проведена операция по очистке от банд м. Варбла и пос. Тыстамаа Пярновского уезда. Два взвода заградотряда, усиленные бронемашинами, совместно с истребительным батальоном с боем захватили указанные населённые пункты, разгромив штаб «самозащиты» и захватив станковый пулемет, 60 велосипедов, свыше 10 телефонных аппаратов, несколько охотничьих ружей и винтовок. Среди бандитов имелись убитые и раненые, захваченные в плен 4 бандита были расстреляны на месте. Наши потери - 1 убитый.

В Таллине заградотрядом была вскрыта и ликвидирована контрреволюционная организация, занимавшаяся вербовкой местного населения в банды. При этом были изъяты оружие и взрывчатка.

Помимо борьбы с бандитизмом и дезертирством опергруппа заградотряда развернула работу по заброске нашей агентуры в немецкий тыл. Из заброшенных трёх агентов возвратились двое. Проникнув в оккупированный город Пярну, они выяснили размещение немецких военных объектов. Используя эти сведения, авиация Балтийского флота успешно бомбила объекты противника. Кроме того, была собрана информация о местных прислужниках оккупантов из числа эстонских националистов.

Во время сражения за Таллин заградотряд не только останавливал и возвращал на фронт отступающих, но и удерживал оборонительные рубежи. Особенно тяжёлое положение сложилось днём 27 августа. Отдельные части 8-й армии, потеряв руководство, оставив последнюю линию обороны, обратились в бегство. Для наведения порядка был брошен не только заградотряд, но и весь оперативный состав 3-го отдела. Отступающие под угрозой оружия остановились и в результате контрудара отбросили противника на 7 километров. Это сыграло решающее значение в успешной эвакуации Таллина.

О том, что бойцы НКВД не прятались за чужими спинами, свидетельствуют потери, понесённые заградотрядом в ходе боёв за Таллин - свыше 60% личного состава, включая почти всех командиров.

Прибыв в Кронштадт, заградотряд немедленно приступил к доукомплектованию и уже 7 сентября 1941 г. направил один взвод с двумя оперработниками для несения службы на южном берегу Финского залива, а к 18 сентября побережье от Ораниенбаума до дер. Устье полностью обслуживалось отрядом.

Всего с начала войны по 22 ноября 1941г. заградотрядом было задержано свыше 900 человек, из них арестовано и осуждено 77. При этом 11 человек были расстреляны на месте или перед строем.

Действовавшие по соседству с заградотрядом Балтийского флота их «сухопутные» коллеги также боролись с эстонскими националистами. Из спецсообщения особого отдела НКВД Северного фронта № 131142 от 24 июля 1941 г. в Военный совет фронта о мероприятиях особого отдела НКВД 8-й армии по ликвидации бандитских групп на территории Эстонии: «15 июля 1941 г. заградотрядом в районе расположения 320 сп пойманы два шпиона из местного населения, которые сообщили противнику о расположении наших частей. Шпионы расстреляны на месте» .

К началу сентября 1941 г. военная обстановка значительно ухудшилась. В этой ситуации Ставка Верховного главнокомандования директивой № 001650 от 5 сентября 1941 г. удовлетворила просьбу командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта А.И. Ерёменко: «Ставка ознакомилась с Вашей докладной запиской и разрешает Вам создать заградительные отряды в тех дивизиях, которые зарекомендовали себя как неустойчивые. Цель заградительных отрядов - не допускать самовольного отхода частей, а в случае бегства остановить, применяя при необходимости оружие» .

Неделю спустя подобная практика была распространена на все фронты. «Директива Ставки ВГК № 001919 командующим войсками фронтов, армиями, командирам дивизий, главнокомандующему войсками Юго-Западного направления о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях» гласила:

Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: “Нас окружили!” и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникёрские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твёрдых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.

В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного главнокомандования приказывает:

1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надёжных бойцов, численностью не более батальона (в расчёте по 1 роте на стрелковый полк), подчинённый командиру дивизии и имеющий в своём распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.

2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твёрдой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.

3. Обязать работников особых отделов и политсостав дивизий оказывать всяческую помощь командирам дивизий и заградительным отрядам в деле укрепления порядка и дисциплины дивизии.

4. Создание заградительных отрядов закончить в пятидневный срок со дня получения настоящего приказа.

5. О получении и исполнении командующим войсками фронтов и армий донести.

Ставка Верховного главнокомандования

И.Сталин

Б.Шапошников» .

В отличие от продолжавших существовать заградительных отрядов при особых отделах НКВД, ориентированных в основном на задержание дезертиров и подозрительных элементов, армейские заградотряды создавались с целью не допускать самовольного отхода частей. Эти подразделения были значительно крупнее (батальон на дивизию вместо взвода), и их личный состав комплектовался не из военнослужащих НКВД, а из обычных красноармейцев. Так, согласно штату заградительного батальона 10-й стрелковой дивизии Ленинградского фронта, в нём должно быть 342 человека (начальствующий состав - 24, младший начальствующий состав - 26, рядовой состав - 292) . Впрочем, фактическая численность заградбатальонов, как правило, была значительно ниже.

Таблица 1

Численность заградительных батальонов стрелковых дивизий Ленинградского фронта и их оснащённость автоматическим оружием

Дата донесения

Численность личного состава

Станковых пулемётов

Нет сведений

Как видно из табл. 1, только в одной из девяти дивизий численность заградительного батальона соответствовала штатной. Весьма показателен пример 43-й дивизии, понёсшей тяжёлые потери в декабрьских боях (на 1 января 1942 г. её личный состав насчитывал всего лишь 1165 человек ). Очевидно, что и заградительный батальон дивизии, численность которого упала до 64 человек, не избежал серьёзных боевых потерь.

Одновременно с созданием заградительных батальонов дивизий вышло постановление Военного совета Ленинградского фронта № 00274 от 18 сентября 1941 г. «Об усилении борьбы с дезертирством и проникновением вражеских элементов на территорию г. Ленинграда». В этом документе, подписанном командующим войсками Ленинградского фронта генералом армии Г.К. Жуковым и членами военного совета фронта 1-м секретарём Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) А.А. Ждановым и 2-м секретарём А.А. Кузнецовым, в частности, предписывалось:

«5. Начальнику ОВТ (Охраны войскового тыла. - И.П.) Ленинградского фронта генерал-лейтенанту тов. Степанову организовать для сосредоточения и проверки всех военнослужащих, задержанных без документов, четыре заградительных отряда.

Начальнику тыла Ленинградского фронта генерал-лейтенанту тов. Мордвинову организовать при этих заградительных отрядах питательные пункты» . И действительно, эти четыре заградительных отряда были немедленно созданы .

Ныне часто утверждается, будто заградотряды только тем и занимались, что стреляли по своим. В таком случае совершенно непонятно, зачем при них организовывать питательные пункты? Чтобы кормить расстреливаемых перед казнью?

В октябре 1941 г. Северо-Западный фронт вместе с войсками Калининского и Западного фронтов сорвал план вражеского командования обойти Москву с севера. При этом согласно спецсообщению начальника особого отдела НКВД Северо-Западного фронта комиссара госбезопасности 3-го ранга В.М. Бочкова от 23 октября 1941 года на имя начальника Управления особых отделов НКВД СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга В.С. Абакумова, во время боёв под деревней Лобаново ряд военнослужащих бежал с поля боя. В течение 21 октября заградотрядом было задержано 27 человек. На другом участке под деревней Лобаново заградотряд задержал 100 человек, в том числе 5 младших командиров. Злостные дезертиры были арестованы, один расстрелян перед строем .

Согласно справке, подготовленной зам. начальника Управления особых отделов НКВД СССР комиссаром госбезопасности 3-го ранга С.Р. Мильштейном для народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия, «с начала войны по 10-е октября с.г. Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта.

Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249 969 человек и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла - 407 395 военнослужащих.

Из числа задержанных, Особыми отделами арестовано 25 878 человек, остальные 632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.

По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10 201 человек, из них расстреляно перед строем - 3321 человек.

По фронтам эти данные распределяются:

Ленинградский: арестовано - 1044 расстреляно - 854 расстреляно перед строем - 430 Карельский: арестовано - 468 расстреляно - 263 расстреляно перед строем - 132 Северный: арестовано - 1683 расстреляно - 933 расстреляно перед строем - 280 Северо-Западный: арестовано - 3440 расстреляно - 1600 расстреляно перед строем - 730...» Как мы видим, подавляющее большинство военнослужащих, задержанных особыми отделами и заградительными отрядами, не подвергались репрессиям, а отправлялись на фронт. Лишь около 4% из них было арестовано, в том числе 1,5% было расстреляно.

Таким образом, под названием «заградительный отряд» в начальный период Великой Отечественной войны действовали формирования разной подчинённости. Заградительные отряды задерживали дезертиров и подозрительный элемент в тылу, останавливали отступающие войска. В критической ситуации они сами вступали в бой с немцами, зачастую неся при этом тяжёлые потери.

Список литературы:

Кокурин А., Петров Н. НКВД: структура, функции, кадры. Статья вторая (1938-1941) // Свободная мысль. - 1997. - №7.

Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России / Сост. А.Т. Жадобин и др. - М.: Издательский дом «Звонница», 2002. - 480 с.

РГАНИ. Ф.89. Оп.18. Д.8. Л.1-3. Цит. по: Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР «Смерш». 1939 - март 1946 / Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. - М.: Международный фонд «Демократия», 2006. - С. 317-318. (636 с.)

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.2. Начало. Книга 1. 22 июня - 31 августа 1941 года. - М.: Изд-во «Русь», 2000. - 717 с.

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.2. Начало. Книга 2. 1 сентября - 31 декабря 1941 года. - М.: Изд-во «Русь», 2000. - 699 с.

Приложение № 1 к приказу МВД № 0205-1956 г. Перечень № 1 управлений, соединений, частей, подразделений и учреждений войск НКВД, входивших в состав Действующей Армии в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. - Б.м., 1956. - 100 с.

Пыхалов И.В. Великая оболганная война. - М.: Яуза, Эксмо, 2005. - 480 с.

Русский архив: Великая Отечественная: Приказы Народного комиссара обороны СССР (19431945 гг.). - Т. 13(2-3). - М.: ТЕРРА, 1997. - 456 с.

Советская военная энциклопедия: в 8 т. Т. 2 / Гл. ред. комисс. А.А. Гречко. - М.: Воениздат, 1976. - 639 с.

Советская военная энциклопедия: в 8 т. Т. 7 / Гл. ред. комисс. Н.В. Огарков. - М.: Воениздат, 1979. - 687 с.

Центральный архив министерства обороны (ЦАМО). Ф.217. Оп.1221. Д.5.

ЦАМО. Ф.217. Оп.1221. Д.94.

Энциклопедичный YouTube

    1 / 1

    ✪ Разведопрос: Игорь Пыхалов про заградотряды, часть вторая

Субтитры

Я вас категорически приветствую! Игорь Васильевич, добрый день. Добрый день. Продолжим. Да. Продолжим сегодня тему про заградительные отряды, которые, согласно верованиям наших обличителей, обязательно стояли за спиной красноармейцев и соответственно гнали их в бой, потому что иначе у нас народ в бой за Сталина почему-то не шёл. Или заранее стреляли, как у Михалкова. Ещё не успели дойти – уже расстреляли. Да. Вот такие сейчас есть у нас верования. Причём, к сожалению, надо сказать, что такие представления, они очень распространены. Но, как мы уже в прошлый раз выяснили, что действительность, она как всегда очень сильно отличается от того, что нам вещают разоблачители. То есть реально у нас действительно существовали заградительные отряды, причём их было несколько видов, которые создавались в разное время и имели разную подчинённость. Как мы помним, там были и заградительные отряды при 3-их отделах, которые потом стали Особыми отделами (то есть НКВДшные), были заградительные батальоны и дивизии, созданные в сентябре 1941 года, но которые тоже при этом, как ни странно для нашей альтернативно одарённой публики, они вместо того, чтобы стрелять своим бойцам в спину, они вместе с этими бойцами участвовали в боях, в том числе у нас здесь под Ленинградом. Ну и наконец, также были заградительные отряды, созданные территориальными органами НКВД. Теперь мы, собственно, подходим к тому самому знаменитому приказу №227, который был отдан летом 1942 года, когда немцы прорвались к Кавказу и Сталинграду. В принципе, у нас есть такое распространённое представление, что заградительные отряды появились именно тогда. Но на самом деле, как я уже говорил, это не так. Там это был создан очередной вид заградительных отрядов, то есть армейские. Собственно, я тут процитирую и этого приказа, №227 народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина, который был отдан 28 июля 1942 года. Как раз, что касаемо заградотрядов: «Военным советам армий и прежде всего командующим армиями: б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной.» «Паникёров и трусов». У нас да, у нас как бы всегда люди, у которых, скажем так, проблемы с пониманием русской речи, они из этого делают вывод, что… Валить всех просто, да. Да. А реально там была именно идея в том, чтобы останавливать бегущие подразделения, а тех, кто сеет панику, их расстреливать. В том числе и перед строем, но не так, чтобы из пулемёта и всех, а выборочно. Соответственно, 28 июля этот приказ выходит. В исполнение этого приказа 1 августа командующий войсками Сталинградского фронта генерал-лейтенант В.Н. Гордов отдаёт свой приказ №00162/оп, в котором, опять же, по поводу заградотрядов, сказано следующее: «Командующим 21, 55, 57, 62, 63, 65-й армий в двухдневный срок сформировать по пять заградительных отрядов, а командующим 1-й и 4-й танковых армий – по три заградительных отряда численностью по 200 человек каждый. 5. Заградительные отряды подчинить Военсоветам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов. Заградительные отряды укомплектовать лучшими отборными бойцами и командирами из дальневосточных дивизий. Обеспечить заградотряды автотранспортом. 6. В двухдневный срок восстановить в каждой стрелковой дивизии заградительные батальоны, сформированные по директиве Ставки Верховного Главного Командования №01919. Заградительные батальоны дивизий укомплектовать лучшими достойными бойцами и командирами. Об исполнении донести к 4 августа 1942 г.» Как мы видим, здесь и формируются вот эти новые армейские заградотряды, в соответствии с приказом 227, и также восстанавливаются заградбатальоны, которые существовали во всех дивизиях ещё с сентября 1941 года. Но поскольку, опять же, ведь такого рода меры, они по большому счёту нужны во время отступления или в обороне. Поскольку у нас зимой на 1942 год наша армия наоборот пыталась контрнаступать (и в ряде мест успешно), то там соответственно и нужда в таких мерах временно отпала, но сейчас опять предписывается эти заградительные батальоны тоже восстановить. Ну и также имелись заградительные отряды при Особых отделах, которые в той же самой Сталинградской битве себя проявили. И здесь же сразу процитирую сообщение Особого отдела НКВД Сталинградского фронта от 14 августа 1942 года «О ходе реализации приказа №227…»: «Всего за указанный период времени расстреляно 24 человека. Так, например, командиры отделений 414 стрелкового полка, 18 стрелковой дивизии Стырков и Добрынин, во время боя струсили, бросили свои отделения и бежали с поля боя, оба были задержаны заградотрядом и постановлением Особдива расстреляны перед строем.» Осмелюсь заметить, отделения остались на месте, это командиры бросили своих подчинённых и побежали в тыл. Бывает, да. Дальше: «Красноармеец того же полка и дивизии Огородников произвёл саморанение левой руки, в совершённом преступлении изобличён, за что предан суду военного трибунала. На основании приказа №227 сформировано три армейских заградотряда, каждый по 200 человек. Указанные отряды полностью вооружены винтовками, автоматами и ручными пулемётами.» Да, кстати, здесь уточню: это донесение по поводу 4-й танковой армии, входившей в Сталинградский фронт, то есть в ней сформировали три этих отряда. «Начальниками отрядов назначены оперативные работники особых отделов. Указанными заградотрядами и заградбатальонами на 7 августа 1942 года по частям и соединениям на участках армии задержано 363 человека, из которых: 93 чел. вышли из окружения, 146 – отстали от своих частей, 52 – потеряли свои части, 12 – пришли из плена, 54 – бежали с поля боя, 2 – с сомнительными ранениями. То есть подозрение на самострел. В результате тщательной проверки: 187 человек направлены в свои подразделения, 43 – в отдел укомплектования, 73 – в спецлагеря НКВД, 27 – в штрафные роты, 2 – на медицинскую комиссию, 6 человек – арестовано и, как указано выше, 24 чел. расстреляно перед строем.» Что здесь надо пояснить: получается, что тут практически больше половины были возвращены в свои подразделения без каких-либо репрессий, 43 – не в свой отдел пойдут, а в отдел укомплектования, 73 – направлены в спецлагеря НКВД, которые занимались фильтрацией военнопленных, о чём я уже во время одной из передач рассказывал. На проверку. И опять же, для подавляющего большинства из них эта проверка закончится благополучно. Ну а там, соответственно, 27 человек – в штрафные роты, 6 – арестовано, 2 – которые с подозрительными ранениями, их, видимо, будут проверять на предмет того, как это получено, и 24 – расстреляно. То есть опять же, вместо брутального пулемётного расстрела здесь фактически с людьми разбирались и действительно кое-кто подвергся, как сейчас выражаются, репрессиям, но сказать, что это были люди безвинные и пострадавшие огульно, это как-то в общем… Ну и ключевое – изловлены они не пулемётным огнём в спину на боевых позициях во время боя, а задержаны в тылу за линией фронта. В целом же, по вот этому приказу №227 по состоянию на 15 октября 1942 года, то есть за два месяца примерно, было сформировано 193 армейских заградотряда, в том числе из них 16 – на Сталинградском фронте и 25 – на Донском (то есть это собственно в районе Сталинградской битвы). При этом, с 1 августа по 15 октября 1942 года заградотрядами по всему советско-германскому фронту были задержаны 140.755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта (запомним эту цифру – 140 с небольшим тысяч). Из числа задержанных арестовано 3980 человек (то есть около 4 тысяч), расстреляны – 1189 человек, направлены в штрафные роты – 2776 человек, в штрафные батальоны – 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты – 131.094 человека. То есть опять же получается, что количество людей, которые подверглись каким-либо, скажем так репрессиям, оно меньше 10%. Подавляющее число задержанных, причём именно бежавших с поля боя, их просто вернули в свои части, чтобы они продолжали выполнять свой воинский долг. Опять-таки, вернёмся, то есть путём несложных опросов выясняют, кто побежал, кто побежал первым, кто орал при этом «Давайте побежим». Ну и с выявленными гражданами, с организаторами – с паникёрами и дезертирами – надо естественно иметь разговор особый. Ну а то, что расстреляли – да, а что вы хотели, вот, военное время. Вот они сейчас прорвутся и тогда погибнет в десять раз больше, поэтому вас надо ликвидировать, как бешенных собак. Практически так и есть. Потому что, действительно, ещё начиная даже с времён древнего мира и тогдашних войн, основные потери армия несёт во время бегства, а не во время обороны. Соответственно, поскольку как раз в это время шла Сталинградская битва, то нам интересно, что происходило на Донском и Сталинградском фронтах. По Донскому фронту за этот период (с 1 августа по 15 октября 1942 года) было задержано 36.109 человек (то есть примерно 36 тысяч), но из них: арестовано 736 человек, расстреляно – 433, направлено в штрафные роты 1056 человек, в штрафные батальоны – 33 человека и возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32.933 человека. То есть пропорция примерно такая же, даже на самом деле здесь ещё больше количество тех людей, для которых всё обошлось благополучно. Ну и в общем-то вполне понятно, что там действительно бои идут очень жестокие, поэтому действительно бывает, что нервы не выдерживают и начинают отступать, но их просто приводили в чувство и возвращали обратно. В общем-то, мягко говоря, странно: собственный личный состав уничтожать на фоне боёв и наступающего противника. А по Сталинградскому фронту соответственно было задержано 15.649 человек, из них: арестовано 244, расстреляно 278, в штрафные роты – 218, в штрафные батальоны – 42, а возвращены в свои части и на пересыльные пункты 14.833 человека. То есть тут вообще процент репрессий, где-то 5% примерно. Опять же, тут просто приведу несколько примеров, как действовали заградотряды на Сталинградском фронте во время этой битвы. Например: «29 августа 1942 года штаб 29-й стрелковой дивизии 64-й армии Сталинградского фронта был окружён прорвавшимися танками противника, части дивизии, потеряв управление, в панике отходили в тыл. Заградотряд под командованием лейтенанта госбезопасности Филатова, приняв решительные меры, остановил отходящих в беспорядке военнослужащих и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны. На другом участке этой дивизии противник пытался прорваться вглубь обороны. Заградотряд вступил в бой и задержал продвижение врага. 14 сентября противник предпринял наступление против частей 399-й стрелковой дивизии 62-й армии. Бойцы и командиры 396-го и 472-го стрелковых полков стали в панике отходить. Начальник заградотряда младший лейтенант госбезопасности Ельман приказал своему отряду открыть огонь над головами отступающих. В результате личный состав этих полков был остановлен и через два часа полки заняли прежние рубежи обороны.» То есть как раз вот здесь, казалось бы, эта брутальная сцена – что был открыт пулемётный огонь, но над головами отступающих и в итоге, соответственно, бойцы этих двух полков были не расстреляны из пулемётов своими, а приведены в чувства и вернулись обратно на прежние рубежи обороны и враг был остановлен. «20 сентября немцы заняли восточную окраину Мелеховской. Сводная бригада под натиском противника начала самовольный отход. Действиями заградотряда 47-й армии Черноморской группы войск в бригаде был наведён порядок. Бригада заняла прежние рубежи и по инициативе политрука роты этого же заградотряда Пестова, совместными действиями с бригадой противник был отброшен от Мелеховской.» То есть здесь мы уже, кстати, не первый раз наблюдаем сцену, когда заградительный отряд не просто останавливает бегущих или задерживает отступающих бойцов и приводит их в чувство, но и потом вместе с ними вступает в бой с немцами и при этом соответственно тоже зачастую несёт потери. Собственно, так было и в 1941 году, скажем, у нас под Ленинградом (я документы цитировал), так было и под Сталинградом. Опять же, вот, например: «13 сентября 1942 года 112-я стрелковая дивизия под давлением противника отошла с занимаемого рубежа. Заградотряд 62-й армии под руководством начальника отряда лейтенанта госбезопасности Хлыстова занял оборону на подступах к важной высоте. В течение четырёх суток бойцы и командиры отряда отражали атаки автоматчиков противника, нанеся им большие потери. Заградотряд удерживал рубеж вплоть до подхода воинских частей.» Опять же, через два дня, т.е. 15-16 сентября: «Заградотряд 62-й армии в течение двух суток успешно вёл бой с превосходящими силами противника в районе сталинградского железнодорожного вокзала…» При этом, хотя само по себе это формирование, оно маленькое, как мы помним, в составе двухсот человек, тем не менее, они смогли не только отбить атаки немцев, но и контратаковать и нанести противнику существенные потери в живой силе, и продержались до подхода обычных армейских частей. При этом, более того, как отмечено в документах, наблюдалась такая крайность, что заградотряды использовались, как обычные линейные части. Здесь по этому поводу сказано так: «Отмечен ряд фактов, когда заградительные отряды отдельными командирами соединений использовались неправильно. Значительное число заградотрядов направлялось в бой наравне с линейными подразделениями, которые несли потери, вследствие чего отводились на переформирование и служба заграждения не осуществлялась.» Ну и дальше приведено несколько конкретных примеров, когда таким образом заградительные отряды использовались, как обычные подразделения. При этом несли потери примерно 65-70% личного состава. И естественно не всегда это было оправдано. В целом, чтобы примерно оценить ту обстановку, в которой вот эти люди действовали в том же Сталинграде, можно посмотреть ряд наградных листов, которые сейчас у нас выложены в интернете, поскольку у нас уже несколько лет действует проект «Подвиг народа». И там можно посмотреть, как наша, как у нас выражаются «кровавая гэбня», с этой точки зрения выглядела. Вот, например, старший лейтенант Василий Филиппович Финогенов, который занимал должность адъютант старший батальона, это так назывался начальник штаба батальона в то время (это такой армейский термин). Вот он адъютант старший 1-го армейского заградотряда, 1918 года рождения, русский, беспартийный: «Работая адъютантом старшим в 1 А.З.О. 62 армии по обороне г Сталинграда, выполняя приказ НКО №227 задержано около 6000 бойцов и командиров, которые были направлены в свои части для обороны г. Сталинграда…» То есть это обязанности по штату, то, что положено делать заградительному отряду – останавливать бойцов и возвращать их в свои части. Дальше в этом наградном читаем следующее: «Было приказано начальником Особого отдела НКВД 62 армии закрыть брешь заградотрядом, не допустить противника до Волги в районе завода 221. 16 октября 1942 года отряд вёл бой, он лично по приказанию начальника отряда руководил боем 2-й роты и огнём ручного пулемёта уничтожил 27 фашистов. Миномётный расчёт 201 миномётного батальона вышел из строя, он организовал стрельбу с миномётов и не дал противнику скопиться для атаки. Был случай, при обходе района обороны заградотряда на него напали немцы, здесь он автоматным огнём уничтожил 6 гитлеровцев.» Серьёзный был мужчина. Да. Но, к сожалению, именно был. Потому что он за эти подвиги был награждён медалью «За отвагу», а через несколько месяцев был ранен и умер в госпитале. Кстати, здесь опять же в этом заградительном отряде был ещё целый ряд таких людей, которые тогда отличились. Вот, например, Иван Ильич Андреев, красноармеец, боец 1 АЗО 62-й армии, год рождения 1925-й, русский, беспартийный. Как мы можем видите, это 1942 год, соответственно, ему максимум 17 лет, а скорее всего, даже 16: «...Выполняя службу в заградительном отряде при закрытии бреши в районе завода «Баррикады» организовал стрельбу из миномёта 201 миномётного батальона, расчёт которого был уничтожен и этим самым не дал противнику скопиться для атаки.» По всей видимости, они вдвоём тут как раз со старшим лейтенантом Финогеновым и действовали. Следующий пример, опять же из того же заградительного отряда, Степан Степанович Лимаренко, замполит 1-го АЗО (армейского заградотряда), 62-й армии, год рождения 1916-й, русский, член ВКП(б): «В борьбе с германским фашизмом по защите г. Сталинграда замполит товарищ Лимаренко Степан Степанович выполняя свои обязанности, как боец заградотряда, он под огнём противника задержал 78 неустойчивых красноармейцев, которые оставили свои оборонительные позиции, пытались отойти назад. Товарищ Лимаренко задержал их и заставил занять прежние рубежи. Как раз функции кровавой гэбни – остановить красноармейцев и вернуть их обратно. Дальше читаем: …16 октября 1942 года товарищ Лимаренко вместе с красноармейцем Чернодымовым В.П. задержал два ружья ПТР с расчётами, которые, увидев немецкие танки, оставили свои позиции и отходили в тыл своей обороны. Товарищ Лимаренко установил ружьё ПТР, из которого уничтожил три танка противника на улице Скульптурной. Чем самым немецким танкам не удалось пройти к Волге.» Серьёзно выступал военный Лимаренко. И здесь же приводится наградной лист на красноармейца Чернодымова, который был вместе с Лимаренко. 1921 года рождения, русский, член ВЛКСМ: «Участвуя в борьбе с германским фашизмом по защите г. Сталинграда, красноармеец товарищ Чернодымов В.П., являясь бойцом заградотряда, стойко выполняет приказ НКО №227. Одновременно товарищ Чернодымов 16 октября 1942 года задержал вместе с замполитом товарищем Лимаренко расчёт двух ружьёв ПТР с ружьями, которые увидели немецкие танки, пытавшиеся пройти в тыл по Скульптурной улице нашим частям, этот расчёт оставил свои позиции и ушли в тыл. Товарищ Чернодымов лично с ружья ПТР уничтожил два танка противника, остальные возвратились обратно.» Здесь единственное непонятно. Что у них там получается суммарно пять танков немецких было подбито или они всё-таки засчитали каждом. Но даже, если, скажем, три на двоих, это всё равно… Очень много. Да. Потому что они пользовались при этом противотанковыми ружьями, то есть это в общем действительно подвиг. Вот такие ситуации. Причём, здесь таких случаев много описано. Например, двое бойцов 4-го заградотряда 62-й армии (тот был 1-й отряд, а это – 4-й), они как раз на следующий день, то есть 17 октября 1942 года спасли склад с боеприпасами, который находился на берегу Волги, соответственно немцы его бомбили, там возник пожар, и двое бойцов вместо того, чтобы драпать, как в общем-то сделали бы многие в такой ситуации, они попытались этот склад спасти. Я даже зачитаю наградные листы: «Курбанов Таджедин Агалиевич. Красноармеец, боец 4-го заградотряда ОО НКВД 62-й армии. 1919 года рождения, лезгин, кандидат ВКП(б). Находясь на посту около переправы №62 17 октября 1942 года, переправа подверглась сильной бомбёжке авиацией противника, в результате были подожжены снаряды и мины в складе боеприпасов около переправы. Товарищ Курбанов, несмотря на бомбёжку и на то, что боеприпасы горят - разрываются, бросился их спасать. Благодаря его мужеству и смелости, боеприпасы были спасены.» Соответственно, вместе с ним также в тушении этого пожара принимал участие: «Обозный Николай Иванович. Красноармеец-замполитрука, боец 4-го заградотряда ОО НКВД 62-й армии. 1915 года рождения, русский, член ВКП(б). Находясь 17 октября сего года на посту возле переправы 62, переправа и пост, где он стоял был подвергнут сильной бомбёжке авиацией противника, в результате чего был подожжён склад с боеприпасами от «Катюши» и другими снарядами и минами. Товарищ Обозный, несмотря на то, что снаряды рвались, бросился их растаскивать. Благодаря смелости и отваге его, пожар был ликвидирован, боеприпасы были спасены. Товарищ Обозный достоин награде медалью «За боевые заслуги».» Обалдеть. То есть опять же, у нас, как известно, наши творцы, которые снимают наши нынешние российские фильмы о войне, очень любят изображать наших особистов или бойцов НКВД, как откормленных трусливых существ, которые только и могут, что прятаться за чужими спинами. Как мы видим, в реальности подавляющее большинство из них действовало совершенно другим образом. И действительно, в общем-то не только занимались выполнением своей функцией по наведению порядка, но и собственно вели себя, как и положено настоящим бойцам. Как я уже сказал, что фактически во время Сталинградской битвы мы наблюдали в действии сразу три разновидности заградительных отрядов: заградотряды при Особых отделах, малочисленные, вновь созданные армейские заградотряды и заградбатальоны дивизии. При этом, армейские заградотряды и заградбатальоны дивизии, они действовали ближе к фронту, т.е. они зачастую и вступали в бой, и пресекали массовую панику на передовой, в то время, как заградотряды при особых отделах, они несли уже службу подальше в тылу, на коммуникациях, чтобы опять же фильтровать контингент, который идёт, ну и задерживать людей, которые дезертировали или скажем так ненадлежащим образом там находятся во тыловой полосе. Поскольку во время Сталинградской битвы понятия фронта и тыла были уже достаточно условные, потому что там немцы нас прижали практически к Волге, то такое разделение труда тоже зачастую не соблюдалось. Например: «15 октября 1942 года в ходе ожесточённых боев в районе Сталинградского тракторного завода противнику удалось выйти к Волге и отрезать от основных сил 62-й армии остатки 112-й стрелковой дивизии, а также 115-й, 124-й и 149-й отдельных стрелковых бригад. При этом среди руководящего командного состава наблюдались неоднократные попытки бросить свои части и переправиться на восточный берег Волги. В этих условиях для борьбы с трусами и паникёрами особым отделом 62-й армии была создана оперативная группа под руководством старшего оперуполномоченного лейтенанта госбезопасности Игнатенко. Объединив остатки взводов особых отделов с личным составом 3-го армейского заградотряда, она провела исключительно большую работу по наведению порядка, задержанию дезертиров, трусов и паникёров, пытавшихся под разными предлогами переправиться на левый берег Волги. В течение 15 дней оперативной группой было задержано и возвращено на поле боя до 800 человек рядового и командного состава, а 15 военнослужащих по постановлению особорганов были расстреляны перед строем.» Мы видим соотношение, то есть 800 человек задержано, из них 15 расстреляны перед строем, но остальные просто возвращены в строй и опять же продолжили сражаться. Соответственно, если бы этой кровавой гэбни не было, то, что бы произошло – вначале командиры, а потом и соответственно неустойчивые бойцы попытались бы переправиться на другой берег Волги, бросив позиции, в итоге могло кончиться… С точки зрения нынешних гражданских людей, оно вроде бы понятно – умирать-то не хочется никому и поэтому, мы отступим, там мы будем живые и сможем принести пользу Родине ещё. Но беда вся в том, что Родине приносить надо было пользу в данный момент, стоя намертво вот тут, а не бегая, куда попало. Получив приказ, его надо исполнять. Порой, ценой собственной жизни. В общем, да, совершенно точно. Потому что, действительно, с точки зрения здравого смысла хочется находиться подальше от передовой, но с точки зрения воинского долга, нужно выполнять приказ, который тебе отдан. Ещё несколько примеров приведу уже с Донского фронта. Это докладная записка от 17 февраля 1943 года «О работе особорганов по борьбе с трусами и паникёрами в частях Донского фронта за период с 1 октября 1942 года по 1 февраля 1943 года»: «2 октября 1942 года, во время наступления наших войск, отдельные части 138 стрелковой дивизии, встреченные мощным артиллерийским и миномётным огнём противника, дрогнули и в панике бежали назад через боевые порядки 1 батальона 706-го стрелкового полка, 204-й стрелковой дивизии, находившиеся во втором эшелоне. Принятыми мерами командованием и заградбатальоном дивизии положение было восстановлено. 7 трусов и паникёров были расстреляны перед строем, а остальные возвращены на передовую линию фронта. 16 октября 1942 года, во время контратаки противника, группа красноармейцев 781-й и 124-й стрелковых дивизий, в количестве 30 человек, проявила трусость и в панике начала бежать с поля боя, увлекая за собой других военнослужащих. Находившийся на этом участке армейский заградотряд 21-й армии, силою оружия ликвидировал панику и восстановил прежнее положение.» Собственно, здесь что мы видим, опять же, ключевые слова, что вот эти 30 человек, они не просто бежали, но и при этом, как справедливо сказано, увлекали за собой других военнослужащих. Потому что, к сожалению, человек, он по определению существо стадное, как известно, мы произошли из дикой природы, от общественных животных, и поэтому, все бегут, то… «Все побежали, и я побежал». Да. И поэтому, естественно, что нужно, чтобы нашлись люди, которые бы прекратили эту панику и соответственно привели в чувство тех, кто участвует в таком бегстве. «19 ноября 1942 года, в период наступления частей 293-й стрелковой дивизии, при контратаке противника, два миномётных взвода 1306-го стрелкового полка вместе с командирами взводов, младшими лейтенантами Богатырёвым и Егоровым, без приказа командования оставили занимаемый рубеж и в панике, бросая оружие, начали бежать с поля боя. Находившийся на этом участке взвод автоматчиков армейского заградотряда остановил бегущих и, расстреляв двух паникёров перед строем, возвратил остальных на прежние рубежи, после чего они успешно продвигались вперёд.» То есть опять же, как мы видим, что двое паникёров выявлены и расстреляны, но при этом остальные бойцы в общем-то, как говорится, пришли в чувство и дальше вполне успешно выполняют свой долг. Но, к сожалению, таковы реальности, которые в общем-то далеки от тех идеалов гуманизма, которые нам сегодня проповедуют. Поскольку сегодня считается, что человеческая жизнь – наивысшая ценность, поэтому, естественно, что трус и шкурник должен быть, видимо, неприкосновенен. Ещё один пример приведу: «20 ноября 1942 года, во время контратаки противника, одна из рот 38-й стрелковой дивизии, находившаяся на высоте, не оказав сопротивления противнику, без приказа командования стала беспорядочно отходить с занятого участка. 83-й заградотряд 64-й армии, неся службу заграждения непосредственно за боевыми порядками частей 38-й стрелковой дивизии, остановил в панике бегущую роту и возвратил её обратно на ранее занимаемый участок высоты, после чего личный состав роты проявил исключительную выносливость и упорство в боях с противником.» То есть, как мы видим, здесь и расстреливать никого не понадобилось, просто грубо говоря бегущих в панике людей нужно было остановить, привести в чувство, вернуть обратно на те же самые позиции, которые они занимали, после чего они уже вполне успешно и стойко выполняли свой воинский долг. Я бы ещё заметил, что если их вернули на позиции, то там не указано, что немцы уже заняли эти позиции и они кого-то оттуда вышибали, они просто бросили окопы и начали разбегаться, повинуясь какому-то там, видимо, сиюминутному порыву. Встретили заградотряд, побеседовали и вернулись обратно, и сели опять на свои места, Ну, не надо поддаваться сиюминутным порывам. Это, на самом деле, в общем-то вполне распространённая ситуация, причём, не только во время той войны, но и в других конфликтах, когда люди просто могут просто отойти от того, что там, грубо говоря, распространились панические слухи, что нас обошли или просто начали очень сильно стрелять по передовой линии. Паршивая овца – всё стадо портит. Это да. Соответственно, таким образом действовали заградительные отряды во время Сталинградской битвы. Ну а следующее такое масштабное сражение, когда опять же нашим войскам пришлось именно так стойко обороняться, это, как известно, была Курская дуга. – летом 1943 года. И соответственно, опять же заградотряды в этом участвовали и вполне успешно действовали. Например, скажем, в самый первый день этой битвы на Курской дуге, т.е. 5 июля 1943 года: «13-й армии 2-й батальон 47-го стрелкового полка 15-й дивизии во главе с командиром батальона капитаном Ракитским самовольно оставил свой рубеж и панически отступил в тыл дивизии, где был задержан заградотрядом и возвращён в бой.» Замечу: не пулемётным огнём, а личным составом заградительного отряда. Соответственно, дальше: «С 5 по 10 июля 1943 года заградительные отряды Воронежского фронта задержали 1870 человек. Большинство из них составляли военнослужащие, потерявшие связь со своими подразделениями. В процессе их фильтрации было выявлено и арестовано 6 дезертиров, 19 членовредителей и 49 трусов и паникёров, бежавших с поля боя. Остальные задержанные (то есть практически 1800 человек) были возвращены в строй.» Здесь у меня такой документ, как спецсообщение начальника отдела контрразведки «Смерш» 69-й армии Воронежского фронта полковника Строилова о работе заградотрядов с 12 по 17 июля 1943 года. Что он там докладывает: «В порядке выполнения задачи по задержанию рядового и командно-начальствующего состава соединений и частей армии, самовольно оставивших поле боя, Отделом контрразведки «Смерш» 69-й армии 12 июля 1943 года из личного состава отдельной роты было организовано 7 заградотрядов, по 7 человек в каждом, во главе которых были поставлены по 2 оперативных работника. Указанные заградотряды были выставлены в селах Алексеевка - Проходное, Новая Слободка - Самойловка (тут ещё ряд наименований, не буду их зачитывать). В результате проведённой работы заградотрядами с 12 по 17 июля с. г. включительно были задержаны 6956 человек рядового и командно-начальствующего состава, оставивших поле боя или вышедших из окружения войск противника.» Дальше там, откуда все эти люди взялись. Что с ними сделали: «Необходимо отметить, что число задержанных военнослужащих, начиная с 15 июля, резко сократилось по сравнению с первыми днями работы заградотрядов. Если за 12 июля были задержаны 2842 человека, а за 13 июля - 1841 человек, то за 16 июля были задержаны 394 человека, а уже за 17 июля были задержаны всего лишь 167 человек, и то вышедших из окружения войск противника. Начавшийся в пятом часу 12 июля 1943 г. массовый отход рядового, командно-начальствующего состава с поля боя организованными нами заградотрядами был в основном остановлен в 16 часов того же дня, а впоследствии совсем прекратился.» Соответственно: «Из числа задержанных арестованы 55 человек, из них: подозрительных по шпионажу - 20 человек, по террору - 2, изменников Родине - 1, трусов и паникёров - 28, дезертиров - 4. Остальные военнослужащие из числа задержанных были направлены в свои части. Ввиду того что отход военнослужащих с поля боя прекращён, мной заградотряды сняты, и личный состав их направлен для выполнения своих непосредственных военных обязанностей.» Кстати, здесь мы наблюдаем, что это были заградительные отряды, которые были созданы как раз при особом отделе, т.е. то, что с начала войны действует. Да, тут ещё дополнительно поясню, что тут упомянут этот «Смерш» знаменитый, он как раз был создан накануне, точнее, не накануне, а за несколько месяцев до этого, 19 апреля 1943 года Управление особых отделов НКВД, оно опять было передано в состав армии и соответственно реорганизовано в Главное управление контрразведки «Смерш» Наркомата обороны. Соответственно, люди оттуда, т.е. из «Смерша», они вот так вот действовали – останавливали тех, кто так панически отступил перед лицом противника. Соответственно, вот другой документ, докладная записка на имя В.С. Абакумова о результатах проверки подразделений контрразведки 13-й и 70-й армий Центрального фронта с 12 по 30 июля 1943 года, подписано полковником Ширмановым: «В целях предотвращения возможной паники и для борьбы с трусами, дезертирующими с поля боя, мной совместно с начальниками отделов «Смерш» 13-й и 70-й армий во всех дивизиях, бригадах и полках были организованы группы заграждения и заслоны под руководством оперативного состава армий, корпусов, дивизий. В результате этих мероприятий на участке 13-й и 70-й армий было задержано неорганизованно отходивших с поля боя около 1300 человек военнослужащих, среди которых выявлены трусы и паникёры, дезертиры, членовредители и другой антисоветский элемент. Большая же часть военнослужащих возвращена в организованном порядке на свои позиции и приняла участие в боях.» То есть опять же, мы видим, что практически то же самое, что было и в предыдущих документах. Ну и зачитаю ещё одну записку. Докладная записка начальника Управления контрразведки «Смерш» Центрального фронта генерал-майора А. Вадиса от 13 августа 1943 года о, соответственно, работе за июль 1943 года: «Путём усиления заградительной службы как за боевыми порядками, так и в тылу частей в отчётном периоде задержан 4501 человек, из них: арестованы - 145 чел., переданы в прокуратуры - 70 чел., переданы в органы НКГБ - 276 чел., направлены в спецлагеря - 14 чел., направлены в части - 3303 чел.» То есть опять же получается, правда, здесь всё-таки примерно 2/3, чуть побольше, кого просто отправили в свои подразделения. Из указанного числа органами контрразведки «Смерш» только одной армии, где начальником Отдела полковник Пименов, задержано: старост - 35 чел., полицейских - 59 чел., служивших в немецкой армии - 34 чел., бывших в плену - 87 чел., подлежащих призыву в КА - 777 чел. Из них арестовано и разоблачено 4 агента немецкой жандармерии.» То есть здесь помимо прочего так же начинается процесс проверки наших людей, которые побывали в немецкой оккупации и, соответственно, кто-то из них опять же мог себя вести скажем так неправильно. Ну, многие страдают по поводу того, что проверяли тех, кто оказался на оккупированных территориях. Во-первых, с оккупированных территорий все уходили, эвакуировались на восток, это раз. Во-вторых, оказавшись там, заниматься можно было очень сильно разными делами, например, мыть полы в комендатуре и сообщать партизанам о том, что в комендатуре происходило, а можно было в этой комендатуре служить полицаем, ходить с оружием, арестовывать, расстреливать сограждан. Ну, наверное, за это надо отвечать. Как-то уж совсем не вяжется, все такие белые и пушистые, и уж, наверное, для того, чтобы это выявить, надо проводить проверки. Уж, наверное, для того, чтобы проводить проверки часть граждан надо взять под стражу и даже, о, ужас! Арестовать. То же самое, что характерно, происходит и сейчас. Кстати говоря, у нас в одной из предыдущей беседе как раз приводил пример по одному из проверочно-фильтрационных лагерей и как там проверяли тех же старост, и как там выяснялось, что некоторых из них даже не то, что освободили, а даже взяли на работу в кадры НКВД. То есть, по всей видимости, это были либо наши агенты, либо те люди, которые себя настолько хорошо проявили именно в том качестве, как помощники партизан, подпольщики, что их в общем-то соответственно оценили по заслугам. Ну а те, кто именно служил немцам, именно добросовестно, так скажем, относясь… От души. Да. Те стали «невинными жертвами незаконных сталинских репрессий», как у нас выражаются. Я тут недавно, отвлекаясь чуть-чуть в сторону, приобрёл книжку под названием, по-моему, «Слава богу, пришли немцы». И там мемуары какой-то мрази по фамилии Осипова, они раньше в интернете лежали… Там какая-то бабища в оккупированном городе Пушкине, здесь у нас под Ленинградом была… Да, помню такую. Там настолько патентованная мразь, что я даже не знаю, как вообще… ну это не люди… там какой-то, знаешь, коллективная помесь Гозмана с Новодворской. Ничего не меняется. Вы же паскуды такого калибра, что нормальный человек, не знаю, рядом в поле не присядет. Тихий ужас… И что там у тебя, жалеть надо было, что ли? Но мразь ушла вместе с немцами сначала в Ригу, потом в Берлин, ну а потом конечно же, как и положено мрази, оказалась в США. Ну да. Мы, кстати, эту книжку хотим с Егором отдельно разобрать. Ну, а возвращаясь, собственно, к нашей теме, поскольку после Курской дуги совершился коренной перелом в войне, т.е. мы пошли уже наступать и освобождать сперва нашу территорию, а потом уже и оккупированные страны Европы, то соответственно и надобность в таких частях и подразделениях, которые занимаются заградительной службой, она постепенно отпала. И в итоге, 29 октября 1944 года вышел приказ наркома обороны И.В. Сталина №0349 «О расформировании отдельных заградительных отрядов», который звучал так: «В связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала. Приказываю: 1. Отдельные заградительные отряды к 13 ноября 1944 года расформировать. Личный состав расформированных отрядов использовать на пополнение стрелковых дивизий. 2. О расформировании заградительных отрядов донести к 20 ноября 1944 года.» То есть вот на этом, собственно, боевой путь армейских заградотрядов и закончился. Ну а понятно, что те же взводы, которые были при органах «Смерш», они продолжали действовать до конца войны, потому что функции по охране тыла, соответственно, задержанию подозрительного элемента и прочее, их как бы никто не снимал и в любой нормальной армии они в той или иной структуре всё равно выполняются. В общем, подводя итог, вот, жестокое время, страшные обстоятельства, они требуют жестоких и страшных мер. Приказ под названием «Ни шагу назад!» был известен в войсках. Есть замечательная книжка гражданина Симонова «Живые и мёртвые», там, на мой взгляд, очень-очень хорошо показано, как относились военнослужащие к данному приказу, что о нём думали и что говорили. Было надо – было, перестало быть надо – и распустили. Кстати, по этому поводу, я как раз по поводу того, что говорили люди, процитирую одного ветерана, соответственно, его воспоминания были опубликованы где-то в нулевых годах. Это некий М.Г. Абдулин, он во время Сталинградской битвы служил в 293-й стрелковой дивизии. И там с ним интервью, у нас был такой журнал «Братишка», по-моему, и сейчас ещё выходит: «- Мансур Гизатулович, расскажите, как в окопах приняли знаменитый приказ №227? - Это был суровый приказ. Он появился, когда отступление докатилось до Волги. И был он сильным отрезвляющим средством - «Ни шагу назад!» Приказ остановил людей. Появилась уверенность в соседях справа и слева - не отступят. Хотя и непросто было сознавать: сзади тебя заградительный отряд. - А как действовали эти отряды? - Я не знаю случая, когда бы в отступающих стреляли. Под «новую метёлку» в первые недели после приказа попали виноватые, а кто-то и не очень виноватый. Меня, помню, командировали из роты наблюдать расстрел семнадцати человек «за трусость и паникёрство». Я обязан был рассказать своим об увиденном. Видел позже и заградительный отряд при обстоятельствах весьма драматических. В районе высот Пять Курганов прижали нас немцы так, что драпали мы, побросав шинели, в одних гимнастёрках. И вдруг наши танки, а за ними лыжники - заградительный отряд. Ну, думаю, вот она, смерть! Подходит ко мне молодой капитан-эстонец. «Возьми, - говорит, - шинель с убитого, простудишься...» Вот такое свидетельство очевидца и таких примеров довольно много. А вот примеров, чтобы расстреливать из пулемётов, их в общем-то никто не приводит. Только у Никиты Сергеича Михалкова в кино. Точнее, как сказать, у нас ещё наши обличители, они как называется, как дурень с писанной торбой, ещё носятся с фрагментом из воспоминаний танкиста Лозы, который был участником событий, когда командир приказал ударить из танковых пулемётов перед бегущими с тем, чтобы тех остановить. Но опять же, там при этом те, кто пытались этим размахивать, соответственно, либо они невнимательно читали текст, либо просто передёргивают. Потому что огонь был не на поражение, а именно для того, чтобы остановить. Ну, таких мелочей они не понимают, это не имеет значения, «всё равно всех убили». Там действительно в итоге получилось, что несколько человек там убили, но это… ну а как поступить, если бежит подразделение и соответственно, если этих людей не остановить, то потери будут гораздо больше. Как говорил гражданин Папанов: «Тебя посодют, а ты не воруй». Всё, не надо бегать, надо честно исполнять свой воинский долг. Спасибо, Игорь Васильевич. Про что в следующий раз? А в следующий раз тогда уже продолжая вот эту тему кровавой гэбни, можем рассмотреть то, как действовали и существовали наши штрафные части: то есть штрафные батальоны и штрафные роты. Отлично. С нетерпением ждём. Спасибо. А на сегодня всё. До новых встреч.

Заградительные отряды в истории

История заградотрядов очень древняя, историк В. А. Артамонов отмечает наличие конных заградительных отрядов уже в античности .

Такие воины были ещё во времена греческого историка Ксенофонта . В своём произведении IV века до нашей эры «Киропедия » историк писал о задней шеренге, в функцию которой входило: «ободрять тех, кто выполняет свой долг, сдерживать угрозами малодушных и карать смертью всех, кто вознамерится повернуть в тыл, вселять в трусов больше страха, чем враги». У того-же Ксенофонта можно встретить и психологические зарисовки, в которых отношение к тем, кто во время боя поддается панике, достаточно однозначно: «Людская масса, когда она исполнена уверенности, вызывает неукротимое мужество, но если люди трусят, то чем больше их, тем более ужасному и паническому страху они поддаются». Здесь Ксенофонт определяет первейшую функцию задней шеренги - пресекать дезертирство на корню, когда люди ещё не поддались массовой панике.

Заградительные отряды в годы Гражданской войны

Продовольственные заградотряды

Еще в декабре 1918 Наркомпрод выступил с предложением о ликвидации всех заградотрядов, кроме отрядов Наркомпрода и губернских продкомов. Но четкий запрет всем органам власти, кроме Наркомпрода, выставлять заградотряды и реквизировать продукты питания, был принят СНК только 29 июня 1920.

Заградотряды ликвидированы во второй половине 1921 после введения нэпа .

Заградительные отряды Троцкого

О заградительных отрядах на фронтах гражданской войны, пишет непосредственно сам Троцкий в книге «Вокруг Октября»:

Наспех сколоченные полки и отряды, преимущественно из разложившихся солдат старой армии, как известно, весьма плачевно рассыпались при первом столкновении с чехословаками.

- Чтобы преодолеть эту гибельную неустойчивость, нам необходимы крепкие заградительные отряды из коммунистов и вообще боевиков, - говорил я Ленину перед отъездом на восток. - Надо заставить сражаться. Если ждать, пока мужик расчухается, пожалуй, поздно будет.

- Конечно, это правильно, - отвечал он, - только опасаюсь, что и заградительные отряды не проявят должной твердости. Добёр русский человек, на решительные меры революционного террора его не хватает. Но попытаться необходимо.

Весть о покушении на Ленина и об убийстве Урицкого застигла меня в Свияжске. В эти трагические дни революция переживала внутренний перелом. Её «доброта» отходила от неё. Партийный булат получал свой окончательный закал. Возрастала решимость, а где нужно - и беспощадность. На фронте политические отделы рука об руку с заградительными отрядами и трибуналами вправляли костяк в рыхлое тело молодой армии. Перемена не замедлила сказаться. Мы вернули Казань и Симбирск. В Казани я получил от выздоравливавшего после покушения Ленина телеграмму по поводу первых побед на Волге.

В годы Великой Отечественной войны

Начало Великой Отечественной войны

27 июня 1941 года Третье управление наркомата обороны СССР издаёт директиву № 35523 о работе своих органов в военное время. В ней, в частности, была предусмотрена: [ ]

Организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т. д., выделяемых командованием с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления с задачами:

а) задержания дезертиров;
б) задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта;
в) предварительного расследования, производимого оперативными работниками органов Третьего управления НКО (1-2 дня) с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности.

Приказом НКВД СССР № 00941 от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий - отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов - отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД .

Инструкция для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами

… § 4
Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами осуществляют следующие мероприятия:
а) организуют службу заграждения путём выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;
б) тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникёров, бежавших с поля боя;
в) всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;
г) всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;
д) в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;
е) приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в необходимых случаях перед строем;
ж) ведут количественный учёт всех задержанных и направленных в части и персональный учёт всех арестованных и осуждённых;

з) ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осуждённых, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части.

Из директивы Управления особых отделов НКВД СССР № 39212 от 28 июля 1941 года об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта: [ ]

…Одним из серьёзных средств выявления засылаемых к нам агентов германской разведки являются организованные заградительные отряды, которые должны тщательно проверять всех без исключения военнослужащих, неорганизованно пробирающихся с фронта в прифронтовую полосу, а также военнослужащих, группами или в одиночку попадающих в другие части.

Однако имеющиеся материалы говорят о том, что работа заградительных отрядов ещё недостаточно организована, проверка задержанных лиц проводится поверхностно, зачастую не оперативным составом, а военнослужащими.
В целях выявления и беспощадного уничтожения агентуры противника в частях Красной Армии предлагаю:
1. Усилить работу заградительных отрядов, для чего выделить в отряды опытных оперативных работников. Установить, как правило, что опрос всех без исключения задерживаемых должен производиться только оперработниками.
2. Всех лиц, возвратившихся из германского плена, как задержанных заградительными отрядами, так и выявленных агентурным и другим путём, арестовывать и тщательно допрашивать об обстоятельствах пленения и побега или освобождения из плена.
Если следствием не будут добыты данные о причастности их к органам германской разведки, таких лиц из-под стражи освобождать и направлять на фронт в другие части, установив за ними постоянное наблюдение как со стороны органов особого отдела, так и со стороны комиссара части.

Директива Ставки ВГК № 001919 командующим войсками фронтов, армиями, командирам дивизий, главнокомандующему войсками Юго-Западного направления о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях [ ] .

12 сентября 1941 года.
Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: “Нас окружили!” и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникёрские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твёрдых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.
В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного главнокомандования приказывает:
1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надёжных бойцов, численностью не более батальона (в расчёте по 1 роте на стрелковый полк), подчинённый командиру дивизии и имеющий в своём распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.
2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твёрдой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.
3. Обязать работников особых отделов и политсостав дивизий оказывать всяческую помощь командирам дивизий и заградительным отрядам в деле укрепления порядка и дисциплины дивизии.
4. Создание заградительных отрядов закончить в пятидневный срок со дня получения настоящего приказа.
5. О получении и исполнении командующим войсками фронтов и армий донести.
Ставка Верховного главнокомандования
И. Сталин

Сталинградская битва

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

Одним из самых страшных мифов Второй мировой войны связан с существованием в Красной Армии заградотрядов. Нередко в современных сериалах о войне можно увидеть сцены с мрачными личностями в синих фуражках войск НКВД, расстреливающих из пулеметов раненых бойцов, выходящих из боя. Показывая это, авторы берут на душу большой грех. Никому из исследователей не удалось найти в архивах ни одного факта в подтверждение этого.

А что было?

Заградительные отряды появились в Красной Армии с первых дней войны. Такие формирования создавались военной контрразведкой в лице сначала 3-го управления НКО СССР, а с 17 июля 1941 г. — Управления особых отделов НКВД СССР и подчиненных органов в войсках.

В качестве главных задач особых отделов на период войны постановлением Государственного Комитета Обороны были определены «решительная борьба со шпионажем и предательством в частях Красной Армии и ликвидация дезертирства в непосредственно прифронтовой полосе». Они получали право ареста дезертиров, а в необходимых случаях и расстрела их на месте.

Для обеспечения оперативных мероприятий при особых отделах в соответствии с приказом наркома внутренних дел Л.П. Берии к 25 июля 1941 г. были сформированы: в дивизиях и корпусах — отдельные стрелковые взводы, в армиях — отдельные стрелковые роты, во фронтах — отдельные стрелковые батальоны. Используя их, особые отделы организовывали службу заграждения, выставляя засады, посты и дозоры на дорогах, путях движения беженцев и других коммуникациях. Каждого задержанного командира, красноармейца, краснофлотца проверяли. Если его признавали бежавшим с поля боя, то он подвергался немедленному аресту, и по нему начиналось оперативное (не более чем 12-часовое) следствие для предания суду военного трибунала как дезертира. На особые отделы возлагалась обязанность приведения в исполнение приговоров военных трибуналов, в том числе перед строем. В «особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте», начальник особого отдела имел право расстрелять дезертиров на месте, о чем должен был тут же донести в особый отдел армии и фронта (флота). Военнослужащих, отставших от части по объективной причине, организованно, в сопровождении представителя особого отдела направляли в штаб ближайшей дивизии.

Поток военнослужащих, отставших от своих частей в калейдоскопе боев, при выходе из многочисленных окружений, а то и сознательно дезертировавших, был огромен. Только с начала войны и по 10 октября 1941 г. оперативные заслоны особых отделов и заградительные отряды войск НКВД задержали более 650 тысяч бойцов и командиров. В общей массе легко растворялась и немецкая агентура. Так, обезвреженная зимой-весной 1942 г. группа лазутчиков имела задание физически ликвидировать командование Западным и Калининским фронтами, включая командующих генералов Г. К. Жукова и И.С. Конева.

Особые отделы с трудом справлялись с таким объемом дел. Ситуация потребовала создания специальных частей, которые бы прямо занимались предотвращением несанкционированного отхода войск с занимаемых позиций, возвращением отставших военнослужащих в их части и подразделения и задержанием дезертиров.

Первым инициативу такого рода проявило военное командование. После обращения командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта А.И. Еременко к Сталину 5 сентября 1941 г. ему было разрешено создать заградительные отряды в «неустойчивых» дивизиях, где неоднократно имели место случаи оставления боевых позиций без приказа. Через неделю эта практика была распространена на стрелковые дивизии всей Красной Армии.

Эти заградительные отряды (численностью до батальона) не имели никакого отношения к войскам НКВД, они действовали в составе стрелковых дивизий РККА, комплектовались за счет их личного состава и подчинялись их командирам. В то же время наряду с ними существовали заградотряды, сформированные либо войсковыми особыми отделами, либо территориальными органами НКВД. Характерный пример — заградительные отряды, образованные в октябре 1941 г. НКВД СССР, который по постановлению ГКО взял под особую охрану зону, прилегающую к Москве, с запада и юга по линии Калинин — Ржев — Можайск — Тула — Коломна — Кашира. Уже первые результаты показали, насколько нужными были эти меры. Только за две недели с 15 по 28 октября 1941 г. в Московской зоне были задержаны более 75 тыс. военнослужащих.

С самого начала заградительные формирования, независимо от их ведомственной подчиненности, не ориентировались руководством на повальные расстрелы и аресты. Между тем сегодня в прессе приходится сталкиваться с подобными обвинениями; заградотрядовцев подчас называют карателями. Но вот цифры. Из более чем 650 тыс. военнослужащих, задержанных к 10 октября 1941 г., после проверки были арестованы около 26 тыс. человек, среди которых особые отделы числили: шпионов — 1505, диверсантов — 308, изменников — 2621, трусов и паникеров — 2643, дезертиров — 8772, распространителей провокационных слухов — 3987, самострельщиков — 1671, других — 4371 человек. Был расстрелян 10201 человек, в том числе перед строем — 3321 человек. Подавляющее же число — более 632 тыс. человек, т.е. более 96%, были возвращены на фронт.

По мере стабилизации линии фронта деятельность заградительных формирований явочным порядком сворачивалась. Новый импульс ей придал приказ № 227.

Созданные в соответствии с ним заградотряды численностью до 200 человек состояли из бойцов и командиров Красной Армии, ни формой, ни вооружением не отличавшихся от остальных военнослужащих РККА. Каждый из них имел статус отдельной воинской части и подчинялся не командованию дивизии, за боевыми порядками которой располагался, а командованию армии через ОО НКВД. Руководил отрядом офицер госбезопасности.

Всего к 15 октября 1942 г. в частях действующей армии функционировало 193 заградительных отряда. В первую очередь сталинский приказ проводился в жизнь, конечно, на южном фланге советско-германского фронта. Почти каждый пятый отряд — 41 единица — были сформированы на сталинградском направлении.

Первоначально в соответствии с требованиями наркома обороны на заградительные отряды возлагалась обязанность предупреждать несанкционированный отход линейных частей. Однако на практике круг боевых дел, которыми они занимались, оказался более широким.

«Заградительные отряды, — вспоминал генерал армии П. Н. Лащенко, бывший в дни опубликования приказа № 227 заместителем начальника штаба 60-й армии, — находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были; наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты».

Как свидетельствуют многие участники войны, заградотряды существовали не везде. По утверждению Маршала Советского Союза Д. Т. Язова, они вообще отсутствовали на ряде фронтов, действовавших на северном и северо-западном направлениях.

Не выдерживают критики и версии, будто заградотряды «караулили» штрафные части. Командир роты 8-го отдельного штрафного батальона 1-го Белорусского фронта полковник в отставке А. В. Пыльцын, воевавший с 1943 г. до самой Победы, утверждает: «За нашим батальоном ни при каких обстоятельствах не было никаких заградотрядов, не применялись и другие устрашающие меры. Просто в этом никогда не возникало такой нужды».

Известный писатель Герой Советского Союза В.В. Карпов, воевавший в 45-й отдельной штрафной роте на Калининском фронте, также отрицает присутствие заградотрядов за боевыми порядками их части.

Реально заставы армейского заградотряда располагались на удалении 1,5−2 км от передовой, перехватывая коммуникации в ближайшем тылу. Они не специализировались на штрафниках, а проверяли и задерживали всех, чье пребывание вне воинской части вызывало подозрение.

Применяли ли заградительные отряды оружие, чтобы предотвратить несанкционированный отход линейных частей с занимаемых позиций? Этот аспект их боевой деятельности иногда освещается крайне спекулятивно.

По документам видно, как складывалась боевая практика заградительных отрядов в один из самых напряженных периодов войны, летом-осенью 1942 г. С 1 августа (момента формирования) по 15 октября ими были задержаны 140755 военнослужащих, «сбежавших с передовой линии фронта». Из них: арестовано — 3980, расстреляно — 1189, направлено в штрафные роты — 2776, в штрафные батальоны — 185, возвращено в свои части и на пересыльные пункты подавляющее число задержанных — 131094 человек. Приведенная статистика показывает, что воевать дальше без какого-либо поражения в правах получило возможность абсолютное большинство военнослужащих, до этого по разным причинам покинувших передовую — более 91%.

Что касается преступников, то к ним применялись самые суровые меры. Это касалось дезертиров, перебежчиков, мнимых больных, самострельщиков. Доводилось — и расстреливали перед строем. Но решение о приведении в исполнение этой крайней меры принимал не командир заградотряда, а военный трибунал дивизии (не ниже) или, в отдельных, заранее оговоренных случаях, начальник особого отдела армии.

В исключительных ситуациях бойцы заградительных отрядов могли открывать огонь над головами отступающих. Допускаем, что отдельные случаи стрельбы по людям в горячке боя могли иметь место: бойцам и командирам заградотрядов в сложной обстановке могла изменить выдержка. Но утверждать, что таковой была повседневная практика, — нет никаких оснований. Трусов и паникеров расстреливали перед строем в индивидуальном порядке. Карали, как правило, лишь инициаторов паники и бегства.

Приведем несколько характерных примеров из истории битвы на Волге. 14 сентября 1942 г. противник предпринял наступление против частей 399-й стрелковой дивизии 62-й армии. Когда бойцы и командиры 396-го и 472-го стрелковых полков стали в панике отходить, начальник заградотряда младший лейтенант госбезопасности Ельман приказал своему отряду открыть огонь над головами отступающих. Это заставило личный состав остановиться, и через два часа полки заняли прежние рубежи обороны.

15 октября в районе Сталинградского тракторного завода противнику удалось выйти к Волге и отрезать от основных сил 62-й армии остатки 112-й стрелковой дивизии, а также трех (115, 124 и 149-я) отдельных стрелковых бригад. Поддавшись панике, ряд военнослужащих, в том числе командиров различных степеней, пытались бросить свои части и под разными предлогами переправиться на восточный берег Волги. Чтобы не допустить этого, оперативная группа под руководством старшего оперуполномоченного лейтенанта госбезопасности Игнатенко, созданная особым отделом 62-й армии, выставила заслон. За 15 дней было задержано и возвращено на поле боя до 800 человек рядового и командного состава, 15 паникеров, трусов и дезертиров были расстреляны перед строем. Аналогично действовали заградотряды и позднее.

Вот подпирать дрогнувшие, попятившиеся назад подразделения и части, самим вмешиваться в ход боя с тем, чтобы внести в него перелом, заградотрядовцам, как свидетельствуют документы, приходилось неоднократно. Пополнение, прибывавшее на фронт, было, естественно, необстрелянным, и в этой ситуации заградительные отряды, сформированные из стойких, обстрелянных, с крепкой фронтовой закалкой командиров и бойцов, подставляли линейным частям надежное плечо.

Так, в ходе обороны Сталинграда 29 августа 1942 г. прорвавшимися танками противника был окружен штаб 29-й стрелковой дивизии 64-й армии. Заградотряд не только остановил отходящих в беспорядке военнослужащих и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны, но и сам вступил в бой. Враг был отброшен.

13 сентября, когда 112-я стрелковая дивизия под давлением противника отошла с занимаемого рубежа, оборону занял заградотряд 62-й армии под командованием лейтенанта госбезопасности Хлыстова. Несколько суток бойцы и командиры отряда отражали атаки вражеских автоматчиков, пока в оборону не встали подошедшие части. Так было и на других участках советско-германского фронта.

С переломом в обстановке, наступившим после победы под Сталинградом, участие заградительных формирований в боях все больше оказывалось не только спонтанным, продиктованным динамично меняющейся ситуацией, но и результатом заранее принятого решения командования. Командармы старались использовать оставшиеся без «работы» отряды с максимальной пользой в делах, не связанных с заградительной службой.

О фактах такого рода в середине октября 1942 г. докладывал в Москву майор госбезопасности В.М. Казакевич. Например, на Воронежском фронте по приказу военного совета 6-й армии два заградительных отряда были приданы 174-й стрелковой дивизии и введены в бой. В результате они потеряли до 70% личного состава, оставшиеся в строю бойцы были переданы на пополнение названной дивизии, а отряды пришлось расформировать. Как линейную часть использовал заградотряд 29-й армии Западного фронта командир 246-й стрелковой дивизии, в чьем оперативном подчинении находился отряд. Принимая участие в одной из атак, отряд из 118 человек личного состава потерял убитыми и ранеными 109 человек, в связи с чем его пришлось формировать заново.

Причины возражений со стороны особых отделов понятны. Но, как представляется, не случайно с самого начала заградительные отряды были подчинены армейскому командованию, а не органам военной контрразведки. Нарком обороны, безусловно, имел в виду, что заградительные формирования будут и должны использоваться не только как заслон для отступающих частей, но и как важнейший резерв для непосредственного ведения боевых действий.

По мере изменения положения на фронтах, с переходом к Красной Армии стратегической инициативы и началом массового изгнания оккупантов с территории СССР необходимость в заградотрядах стала резко снижаться. Приказ «Ни шагу назад!» окончательно утратил свое былое значение. 29 октября 1944 г. Сталин издал приказ, в котором признавалось, что «в связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала». К 15 ноября 1944 г. они были расформированы, а личный состав отрядов направлен на пополнение стрелковых дивизий.

Таким образом, заградительные отряды не только выступали в роли заслона, препятствовавшего проникновению в тыл дезертиров, паникеров, немецкой агентуры, не только возвращали на передовую отставших от своих частей военнослужащих, но и сами вели непосредственные боевые действия с противником, внеся вклад в достижение победы над фашистской Германией.